Еремеев Б. А. Толерантность и некоторые условия её формирования

Даётся определение понятия «толерантность» в контексте характеристики роли образования для формирования соответствующего человеческого атрибута. Подчёркивается частная, производная природа толерантности в различных её формах с позиции психологии развития и образования.

Слово «толерантность» происходит от латинского tolerantia (терпение). В Новое время благодаря использованию, прежде всего, в научном контексте, это слово обрело два общих значения. Каждое из них является настолько определённым, что в своей предметной области используется практически как термин. Одно из значений формировалось в естественно-научном, биологическом и, в частности, в медицинском контексте. И здесь под толерантностью понимают, в общем, устойчивость организма к изменению условий его существования в некотором диапазоне, величина которого характеризует выносливость организма (закон В.Э. Шелфорда). В частности же, в медицинском контексте, под толерантностью понимают полную или частичную утрату организмом иммунитета - из-за прекращения выработки антител, обеспечивающих сопротивление воздействию вредных микроорганизмов и нейтрализацию выделяемых ими ядов. Таким образом, принадлежность терпения его носителю (терпеливость)берётся на двух уровнях с противоположными модальностями. С одной стороны, это положительная характеристика, преимущество организма в его отношениях со средой при изменениях в ней. С другой стороны, это, в основном, отрицательная характеристика, раскрывающая бедственное состояние организма в связи с положением дел уже внутри него при проникновении туда антигенов - чужеродных белков и полисахаридов. Правда, в особых случаях, например, при трансплантации донорских органов, чтобы предупредить их отторжение из-за несовместимости, приходится из двух зол выбирать меньшее. И тогда контролируемое подавление иммунитета уже оказывается благом...

Второе значение слова «толерантность» оформилось в гуманитарном, социологическом контексте. Здесь под толерантностью понимается: (а) в общем - терпимость людей к инаковости других, прежде всего, как носителей особенных мнений и верований и (б) в частности - снисходительное отношение к окружающим, в том числе к проявлениям их пассивности, слабостей, недостатков. Таким образом, в гуманитарном контексте толерантность выступает как терпимость человека по отношению к окружающим, которые в чём-то отличаются от него, и это явно положительный атрибут человека. С другой стороны, толерантность выступает как снисходительность одного человека к другим, которая в нравственном плане оценивается уже гораздо менее определённо, по-разному в различных ситуациях, хотя с большей вероятностью - всё-таки отрицательно. Так как проявлять снисходительность может тот, кто заведомо ставит себя выше других...

В 1995 г. в ЮНЕСКО была принята Декларация принципов толерантности, в которой конкретизированы её формы (проявления), актуальные в условиях современной жизни (см. русскоязычный вариант на сайте «Школьный сектор»: http://school-sector.relarn.ru/prava/school/library/tolerance/). Авторы руководствовались самыми благими побуждениями и добились своей цели - привлекли внимание мировой общественности к сложностям межчеловеческого взаимодействия в условиях «глобализации». И мыслители многих стран взялись за разработку этой предметной области. В 2001 г. правительство России приняло «Федеральную целевую программу» под названием: «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001-2005)»» (http://www.tolerance.ru). В этой программе, в частности, подчёркивалась необходимость в полную меру использовать возможности отечественной системы образования для того, чтобы «формировать установки толерантного поведения» у молодёжи, чтобы предупреждать проявления радикального национализма и экстремизма, чтобы уменьшать риск социальных взрывов. Таким образом, в политических документах нашло себе выражение осознание того факта, что субъективное человеческое отношение играет на практике важную роль и с его проявлениями необходимо считаться. И более того: необходимо предпринимать усилия для оптимизации проявлений этого отношения. С этими декларациями согласится любой разумный человек, в том числе каждый работник системы образования, имеющий профессиональную рефлексию. Так, на психолого-педагогическом факультете РГПУ им. А.И. Герцена, на кафедре психологии человека разработан спецкурс по выбору «Толерантность и интолерантность в российском обществе» (Т.Л. Смолина, 2006). Спецкурс разработан при поддержке проекта Фонда Сороса, Институт Открытое Общество (Программа поддержки высшего образования, 2004-2005).

Однако посмотрим внимательнее на формулировку названия Федеральной программы, очевидно, разработанной специалистами. Ведь любая программа - это конкретизация плана предстоящих действий для достижения определённой цели. То, что она названа «федеральной», однозначно задаёт область её применения; это - вся Российская Федерация. Характеристика же этой программы как «целевой», очевидно, предполагает наличие «нецелевых» или даже «бесцельных программ». Но это уже был бы настоящий оксюморон, появление которого мало вероятно в серьёзном документе. Поэтому можно предполагать, что эпитет «целевая» обнаруживает неосознанную позицию разработчиков, вероятно, привыкших готовить документы, заведомо не подлежащие исполнению; так сказать, документы для «галочки», для отчётности...

«Формирование установок» определённого рода и «профилактика экстремизма» суть цели ясные и оправданные, хотя и разнопорядковые. Так, «формирование установок», в общем, обеспечивается образом повседневной жизни людей, а в частности - при их включении в образовательные системы, в коммуникацию культуры, прежде всего, на правах её перцепиентов. Профилактика же экстремизма обеспечивается, в общем, социально-экономической политикой государства, а в частности - деятельностью законодательной, судебно-правовой и правоохранительной подсистем государственной власти. В защиту постановки разнопорядковых целей в одной программе можно сказать, что практика конкретна, и в ней пересекаются проявления различных социальных институтов. Так, на школьной скамье подрастающее поколение знакомится с правоведением как учебной дисциплиной, а министерство внутренних дел имеет свои школы для подготовки рядового состава и свои вузы для подготовки кадров высшей квалификации... Однако для интеграции усилий со стороны различных социальных институтов всё-таки сначала они должны быть дифференцированы по своей специализации с достаточной определённостью.

Снова вернёмся к формулировке названия «Федеральной целевой программы». В нём говорится о «формировании установок толерантного сознания». Получается, что толерантным может быть сознание и что оно же является носителем установок. Таким образом, в директивном документе федерального значения, уже в его названии, происходит субстантивизация и антропоморфизация человеческого атрибута, сознания, социального уровня психической интеграции. Фактические носители более или менее выраженной толерантности на индивидном (организменном) и/или личностном (социальном) уровнях практических отношений с миром суть люди. Получается, что авторы директивного документа подменяют людей их атрибутом - сознанием. Вообще-то тенденции субстантивизации и антропоморфизации характерны для мифологического сознания, для донаучной картины мира, для образного, допонятийного мышления. В научном же контексте подобные образные, метафорические конструкты если и используются, то в качестве иллюстраций для отстаивания своей позиции в горячей полемике с коллегами или при «пробивании» парадоксальных идей. А главное при этом - то, что автор таких иллюстраций осознаёт их метафоричность.

К отдельному факту подмены человека его сознанием можно было бы отнестись снисходительно (!) как к одному из множества подобных проявлений в обыденной жизни; тем более, что, как говорят, «бумага терпит». Но ведь в данном случае речь идёт о директивном документе, который был принят за руководство к действию не только чиновниками, управленцами и администраторами, но и работниками образования и науки... И вот уже несколько лет выражение «толерантное сознание» мелькает на страницах учебных пособий и даже диссертаций, в том числе по психологии и педагогике. Оказывается, что читатели этих текстов из числа получающих образование (а таких большинство) уже считают информативным это бессмысленное словосочетание со значением симулякра и уже используют его, когда считают нужным, вслед за своими учителями. Точно так же, по тому же механизму, как десятки лет тиражируются бессмысленные клише, хорошо знакомые любому специалисту: «индивидуальный подход», «личностно-ориентированная педагогика», «развивающее обучение», «передача знаний и навыков», «отражение в сознании» и многие тому подобные. Немногие размышляющие читатели, в частности, студенты-психологи, встречая подобные выражения, с юношеской категоричностью называют их «проявлением словоблудия». И, к сожалению, с юношеским же максимализмом, но в духе пресловутой «глобализации», распространяют эту характеристику на весь текст, в котором использованы подобные перлы.

Реальное формирование толерантности как человеческого атрибута происходит на практике в рамках общего развития человека: как личности (члена общества), как частного лица (персоны), как субъекта деятельности, преодолевающего различные препятствия, внешние и внутренние, для достижения поставленных целей, и как индивидуальности, или субъекта духовной жизни, в том числе и саморазвития. Толерантность возникает и проявляется в условиях совместности в пространстве и времени и при взаимодействии её носителя, с одной стороны, и её источника - с другой. В роли источника толерантности выступают внешние условия среды и попавшие во внутреннюю среду организма антигены - на уровне индивида, а также другие люди с их особенными проявлениями - на уровне личности. Нет толерантности без чего-то или без кого-то, что или кто воспринимается потенциальным носителем толерантности как отклонение от привычного. Отсюда следует однозначный вывод: гуманитарный контекст понимания толерантности диктует необходимость учитывать психологию познания человека человеком и, точнее, психическое отражение людьми друг друга. Обозначу основные принципиальные моменты феноменологии этого отражения.

Выделение отклоняющегося как особенного является исходным пунктом при познании чего бы то ни было в рациональном (когнитивном) его аспекте. Реакция познающего на это отклонение будет следствием аффективности познания: его эмоциональной (пассивной) и его регуляторной (активной) сторон, характеризующих субъективную форму образа. И чем больше выражено отклонение от имеющихся эталонных представлений, тем, при прочих равных условиях, более выражена аффективность образа. В этом контексте толерантность обнаруживает себя как торможение импульсивных реакций, как возникновение установки на прояснение ситуации, и об этом говорил ещё И.М. Сеченов. С точки зрения характеристики развития познающего человека, толерантность выступает как его нравственное отношение к другим людям при обнаружении того, что эти люди не соответствуют каким-то принятым представлениям о должном. При наличии толерантности с обеих сторон, при общих нравственных основаниях совместности, можно говорить о перспективе их прогрессивного развития. При столкновении интересов и нежелании считаться друг с другом возможна катастрофа. Её модели различны. Одна из них в форме международной компьютерной игры рассматривает столкновение между народами за обладание территорией и ресурсами. Выигравший участник, победитель (!), дабы уничтожить противника, жертвует собой - «проедает» всё своё и погибает, но и противнику не оставляет надежды выжить...

Роль образования как социального института в формировании толерантности, в общем, достаточно определённа. Это целенаправленное и организованное посредничество в развитии отдельных членов общества и их групп (категорий) в форме руководства их приобщением к культуре. Такое руководство в рамках взятой предметной области можно сравнить с деятельностью проводника, хорошо ориентирующегося на местности и помогающего в этом тем, кто сюда попал впервые. По содержанию такое руководство является обеспечением необходимых условий для коммуникации культуры. По форме различаются уровни активности этого руководства и его основные стороны.

Исходный уровень любой образовательной деятельности - демонстративный. Здесь руководитель-проводник обнаруживает свою компетентность в определённой предметной области - обнаруживает свои знания (или осведомлённость), свои умения (или владение необходимыми способами действия), обнаруживает свои субъективные отношения к тому, о чём идёт речь, или ценностные ориентации. В оптимальном случае имеет место также и проявление рефлексивности коммуникатора - как его подотчётности самому себе. Второй уровень коммуникации культуры - это уровень совместной деятельности коммуникатора и перцепиента. Его универсальная речевая форма - это диалог по актуальному поводу. На третьем уровне коммуникации за счёт совместности коммуникатора и перцепиента по их вовлечённости в актуальную предметную область (совместности, сформированной на двух предыдущих уровнях) становится возможным внушение как эффективное побуждение к действиям определённого рода уже только посредством речи. И на четвёртом, высшем уровне коммуникации культуры оказывается возможным убеждение как апелляция к разуму, чувствам и воле перцепиента с использованием аргументов на уровне понятийной мысли.

На каждом из названных уровней профессиональной активности, в каждом образовательном воздействии коммуникатор культуры (учитель, преподаватель) обнаруживает для перцепиентов (учащихся) единство в своей работе трёх сторон: просвещения (передачи сведений), обучения (передачи способов действия) и воспитания (передачи актуальных ценностных ориентиров, в том числе и установки на рефлексивность). Именно это делает осмысленным и значащим для всех участников полилога бытующее в обиходе выражение допонятийного, образного уровня мысли - «получать образование». Чтобы что-то получить, кто-то должен всё это давать.

Формирование толерантности в условиях образования происходит, в общем, как «расширение сознания» учащихся по этому вопросу. Причём происходит это в рамках общей тенденции роста образованности - как сближение между позициями учащихся и учителей. Поэтому в школе педагоги - методисты по формированию толерантности работают не только с учащимися, но и с учителями, и с родителями (Л.Г. Федоренко, 2006). В вузах акцент делается на осознанном распознавании студентами проявлений толерантности и её противоположности - интолерантности; на распознавании их теоретических моделей; на соотнесении тех и других; на соотнесении собственных взглядов с взглядами преподавателей и сокурсников. Осознание значения конструктивных межчеловеческих отношений помогает преодолевать «детскую болезнь» интолерантности. Развитие людей, в общем, всё-таки ведёт их к познавательной децентрации, к распространению идей экуменизма, интернационализма и социальной справедливости.

__________________________________

Опубликовано: Реальность этноса. Роль образования в формировании этнической и межконфессиональной толерантности: Сборник статей по материалам Х1 Международной научно-практической конференции (Санкт-Петербург, 14-17 апреля 2009 г.) / Под научн. ред. И.Л. Набока. - В 2-х частях. - Часть 1. - СПб.: Астерион, 2009. С.41-45 (0,38 а.л.).