Еремеев Б. А. Текст как предмет психологического исследования в контексте семиотической парадигмы

В статье раскрываются общие основания для собственно психологического исследования текста. Опорными признаются универсальные атрибуты любой отдельности: пространство, время, качественная определённость, энергетика, структурная сложность. При психологическом познании опорной становится рефлексия – как осознание природы отдельных психических образований. Семиотическая парадигма предполагает разноуровневость исследования: прагматический, синтактический и семантический подходы к его объекту.

Ключевые слова: текст, предмет, психологическое исследование; объект и субъект, значение и смысл, осознание, рефлексия; пространство, время, субстанциальность, энергетика, информация (структурная сложность); семиотика: прагматика, синтактика, семантика.

There are psychological research general propositions revealed in this article. There are universal attributes of each separately bearing considered in existence: space, time, essential quality, energetic, structur complexity. There is reflection (as turning mind upon every mental formation) bearing considered in psychological cognition. The semiotical paradigm of psychological research is many-level; in particular there are pragmatical, syntactical, and semantical levels into that research of any text as the consciousness appearance.

Key words: text, thing, psychological research; object and subject, meaning and sense, realizeness, reflection; space, time, essential quality, energetic, structur complexity; semiotic: pragmatic, syntactic, semantic.

Общая цель работы, по результатам которой подготовлена эта статья, – преодолеть распространённые варианты свед?ния (или редукцию) психологического исследования текста к его частным формам. Так, весьма распространена редукция психологической характеристики текста к характеристике его содержания – того, о чём ведёт речь автор сообщения. Распространена также редукция к характеристике языковой формы текста. Тогда на месте психологического содержания текста оказывается своеобразие его грамматического оформления. Распространена редукция характеристики текста к его пониманию перцепиентами, в том числе – и самим исследователем (герменевтический подход).

При обобщающем подходе исходные определения даются в контексте общей семиопсихометрической парадигмы для познания текстов как продуктов вербальной категоризации действительности. Тогда тексты рассматриваются как имеющие объективные значения и субъективные смыслы и обнаруживающие осознание действительности своим автором, в частности, подлежащие измерению по актуальным основаниям. И общее теоретическое основание при этом – признание наличия у каждого текста универсальных свойств любой отдельности. В их числе такие свойства, как пространственные, временные, наличие качественной определённости («субстанциальности», или «субстратности»), энергетики и информационной природы (структурной сложности). Причём существенно, что все свойства выделяются с позиции познающего субъекта.

Под вербальной категоризацией понимается отнесение чего-либо к множеству отдельностей того же рода посредством их речевого обозначения на одном языке. Под психологическим исследованием понимается выявление какого-либо психического образования (и/или его атрибутов) в определённых условиях их возникновения, существования и познания. Под психологическим исследованием вербальной категоризации понимается выявление выраженной в ней субъективной реальности с акцентом на том или ином её аспекте. Основными из них являются:

(а) место и роль субъективной реальности – как качественно своеобразного элемента («функциональной единицы») и/или субъективного аспекта породившей его ситуации, которая содержит (или имеет) помимо взятого проявления субъективной реальности компоненты (и/или аспекты) иного рода;

(б) типичность взятого проявления субъективной реальности – как отдельности из множества ей подобных, одной среди других, которая более или менее на них похожа и которая также, как другие, имеет определённые атрибуты, общие и особенные, выраженные в разной степени;

(в) собственное строение взятого проявления субъективной реальности – уже со своими компонентами (и/или аспектами) и формами их объединения в рамках целого: и как связанного множества элементов (внутри), и как качественно своеобразного ансамбля атрибутов у взятой отдельности (снаружи).

В продуктах вербальной категоризации, в текстах, в этих системных знаках, находит себе выражение многомерное осознание действительности их автором, который является носителем социальной психики (сознания) и определённого национального языка. По законам развития, осознание как высшее, производное, и возникает в условиях психического отражения как низшего, исходного, и формируется на его основе, и включает в себя его «материал», и зависит от него, и оказывает на него влияние [1]. А это имеет вполне определённое следствие: каждый факт сознания как осознание чего-либо несёт в себе также и внесознательное. Последнее существует в формах неосознанного (ещё неосознанного либо уже неосознанного) и бессознательного… И дело исследователя, в частности, психолога, обнаружить, различить и опознать актуальную для него (или для неё) субъективную реальность в объективных фактах сознания – в текстах [2].

Выражение каждого факта сознания всегда обусловлено коммуникативной ситуацией категоризации, в том числе – авторским пониманием того, что сказанное адресовано вероятным перцепиентам, слушателям и/или читателям. Это понимание подкрепляется определением исходных понятий, задающих тему. А программирование исследования начинается с определения его рабочих понятий: его проблемы, цели, объекта, предмета, задач, методов, средств и его предполагаемых результатов. В данном контексте предлагаются общие определения этих понятий при психологическом исследовании вербальной категоризации.

Проблемы таких исследований коренятся в актуальных противоречиях. При изучении вербальной категоризации чего бы то ни было общим является противоречие между декларациями о проведении психологического исследования и его результатом. Чаще всего результатом оказывается (объективное) содержание вербальной категоризации, или то, о чём судит её субъект. С другой стороны, таким результатом часто оказывается и языковая форма высказывания, фиксирующего вербальную категоризацию. А это уже объект лингвистики. Наконец, в качестве результата предлагаются суждения самог? исследователя (и/или других перцепиентов) о взятом тексте как о сообщении, как о факте сознания.

Таким образом, реальное психическое образование как факт сознания, в единстве его объективного содержания и субъективной формы, от внимания исследователей ускользает.

Разрешение этого противоречия видится в учёте общих, собственно психологических свойств вербальной категоризации. Эти свойства производны от универсальных свойств любой отдельности и являются результатом рефлексивного метапознания. Самые общие среди таких свойств суть предметность, константность, целостность, обобщённость и полиструктурность.

Общая цель собственно психологических исследований вербальной категоризации – это выявление объективированных в ней психических образований как фактов осознания действительности. Общий объект в этих исследованиях – это психологическое содержание вербальной категоризации. Таковым является ситуативное психическое образование в форме осознания действительности при заданных условиях совместной деятельности. Общий предмет психологических исследований – это лингвистическая форма вербальной категоризации. Посредством её психологическое содержание текста обнаруживает и раскрывает себя для перцепиента, в том числе – для исследователя [3].

Общие содержательные задачи суть познавательные действия с предметом для достижения цели исследования: для выявления психологической природы вербальной категоризации. Прежде всего, это анализ предмета с выделением его значащих элементов – функциональных единиц как «живых клеток сознания» [4]. И это синтез предмета: как парный синтез выделенных единиц анализа (выявление их ассоциаций и/или сходства) и как синтез целого: выявление упорядоченности его компонентов (выявление композиции). А общим методом психологического исследования вербальной категоризации становится её «ядерно-оболочечное» моделирование [5].

Предполагается, что субъективная реальность и каждое её проявление на уровне предмета исследования имеют своё сгущение («ядро») и разрежение («оболочку», «периферию»), которые обнаруживают себя при выявлении любой их структуры. Общие средства (инструменты) в психологическом исследовании вербальной категоризации – это используемые понятия и соответствующие им математические процедуры, в том числе – процедуры математической статистики. В число последних входят частотный анализ, энтропийный анализ, корреляционный анализ, тригонометрическая интерпретация результатов корреляционного анализа (по Фишеру, в радианах) и… первичные статистики. Они становятся уместными при описании распределений таких показателей, как угловые расстояния в пространстве субъективной реальности (в радианах), нашедшем себе выражение в пространстве текста [6].

Общие эмпирические результаты психологического исследования вербальной категоризации раскрываются на уровне предмета исследования, текста, и позволяют судить об объекте исследования, о факте сознания.

Во-первых, выявляются: (1) словарь, выражающий актуальные субъективные категории; (2) устойчивость словаря; (3) ассоциированность устойчивых слов и (4) их актуальная композиция, раскрывающая внутреннее строение факта вербальной категоризации, или его предметно-ассоциативную структуру [7].

Во-вторых, вскрывается структура предметной общности между актуальными вариантами вербальной категоризации в пределах их взятого множества. Здесь раскрывается место у каждого проявления субъективной реальности среди прочих на актуальном предметном фоне; каждое проявление характеризуется как более или менее подобное другим проявлениям во взятом их множестве, или как более или менее типичное для этого множества [8].

В-третьих, раскрывается положение факта вербальной категоризации (текста) среди главных условий в ситуации его порождения, использования, познания. А это уже становится фактическим основанием для конкретных суждений о месте и роли вербальной категоризации во взятой ситуации [9; 10].

Далее говорится об общих направлениях психологической интерпретации актуальной лексики и выявленных лексических структур.

Итак, слово рассматривается как «живая клетка сознания» [4], в которой едины её психологическое содержание и лингвистическая форма. И слово характеризуется, прежде всего, предметностью, целостностью, константностью, обобщённостью и полиструктурностью.

Словесные ассоциации в связной речи выражают парные отношения смежности (в общем) и последовательности (в частности) между семами – функциональными единицами субъективной реальности.

«Ядерно-оболочечная» композиция устойчивых ассоциированных и/или диссоциированных слов выражает внутреннее семантическое строение субъективной реальности, выраженной в тексте.

Весь словарный состав высказывания воплощает его семиотическое содержание – как отображение актуальной субъективной картины действительности у автора высказывания, выступающего в роли коммуникатора.

Пересечение словарных составов у пары высказываний выражает пересечение между двумя соответствующими субъективными образованиями, или общность между ними (в пределе – тождество, или идентичность).

Композиционная упорядоченность конечного множества взятых высказываний (текстов) в отношениях их предметного парного сходства выражает композицию субъективного пространства, образованного соответствующим множеством психических образований – как семиотических конструктов.

Общий метод исследования в данном случае раскрывается как фиксация существующего положения дел. В частности, как фиксация речепорождения, в том числе и, прежде всего, – фиксация процесса и продуктов речевой деятельности [11; 12]. При всём разнообразии вариантов такой фиксации, более или менее сложных, концептуально и технически опосредствованных, природа фиксации вполне определённа. Это наблюдение, в отличие от эксперимента как создания условий для получения нужного результата. И в отличие от моделирования – как воспроизведения известного о действительности для получения новых сведений о ней.

Средства исследования конкретизируются в соответствии с дифференцированностью и организованностью ситуации исследования для исследователя. В общем, конкретизация проводится на теоретическом уровне, на методическом и на эмпирическом. В теории средствами для исследователя становятся актуальные для него понятия и их системы (модели). В методическом плане это инструментарий различного рода – в виде актуальных для исследователя на разных этапах работы частных методик, процедур и, в том числе, технологий. И на эмпирическом уровне это различное техническое и, шире, материальное обеспечение. Материальное обеспечение оказывается незаметным фоном работы, когда оно достаточно, и оно обнаруживает свою существенную роль в работе, когда его не хватает, а особенно – когда его нет.

Выводы.

Общие результаты психологического исследования текста в рамках семиотической парадигмы суть следующие.

1. Это характеристика взятой предметной области вербальной категоризации по её целостности, константности, обобщённости , актуальной структурности.

2. Это семиотическая структурность текста в трёх её общих аспектах: прагматическом, синтактическом и семантическом.

2а. Прагматический аспект обнаруживает внешнюю структуру текста – по его месту в условиях его порождения и использования.

2б. Синтактический аспект – тоже внешний. Здесь раскрывается структура предметной общности между текстами, отображающая строение субъективного пространства, объединяющего несколько актов вербальной категоризации.

2в. Семантический аспект структурности текста обнаруживает строение субъективного пространства в пределах взятого акта вербальной категоризации через его внутреннюю предметно-ассоциативную структуру.

Литература

1. Гегель Г. В. Ф. Наука логики. СПб., 2005. – 800 с.

2. Еремеев Б. А. Проблема психологического исследования текста // Вестник Ленинградского государственного университета им. А.С.Пушкина: Научный журнал. Серия «Психология». № 1. 2009. С.45-50.

3. Еремеев Б. А. К формализации учёта речевых проявлений сознания // Экспериментальные методики патопсихологии и опыт их применения: Материалы Всероссийской юбилейной научно-практической конференции Москва, 23 сентября 2011 г. / под ред. Н.В. Зверевой, И.Ф. Рощиной. М., 2011. С.54-58.

4. Выготский Л. С. Мышление и речь. М.: АСТ, 2011. – 640 с.

5. Ганзен В. А. Восприятие целостных объектов. Л.: Изд-во ЛГУ, 1973. – 153 с.

6. Еремеев Б. А. Статистические процедуры при психологическом изучении текста: Учеб. пособие. СПб., 1996. – 55 с.

7. Еремеев Б. А. Психометрика мнений о людях: Учебно-методическое пособие. – СПб., 2003. – 124 с.

8. Еремеев Б. А. Общность между руководителями высшего звена по их публичным высказываниям // Технологии социальной работы: теория и практика реализации: материалы III Международной научно-практической конференции. Омск, 2009. С.97–112.

9. Еремеев Б. А. Язык коммуникации: его точность, общность, нормативность // Средства массовой информации в современном мире: Тезисы научно-практической конференции 23-24 апреля 1997 г., г. Санкт-Петербург. – СПб., 1997. С.57-58;

10. Еремеев Б. А. Коммуникативный потенциал открытых вопросов // Ненасильственные коммуникации в культуре и общественной жизни: Восток, Запад, Россия: Материалы международной конференции 17-20 апреля 1997 г., г. С.-Петербург. СПб., 1997. С.58-62.

11. Леонтьев А. А. Психолингвистические единицы и порождение речевого высказывания. М., 1969. – 308 с.

12. Леонтьев А. А. Язык, речь, речевая деятельность. М., 1969. – 214 с.

________________________________

Опубликовано (с ред. изм.): Еремеев Б. А. Текст как предмет психологического исследования в контексте семиотической парадигмы / Б. А. Еремеев // Вестник Кыргызско-Российского Славянского университета. 2013. Том 13. № 3. С.102-106 [0,41 п.л.; 250 экз.]