Еремеев Б. А. Шесть конференций по социальной работе (сравнительный анализ содержания)

В статье раскрываются результаты обобщённого сравнительного анализа содержания по шести научно-практическим конференциям в предметной области «социальная работа». Наряду со сравнительно устойчивыми ( p ≥0,10) субъективными категориями в содержании каждой конференции выделены и учтены единичные субъективные категории. Выявлена структура предметной общности между шестью конференциями на двух уровнях: по устойчивым и по единичным категориям.

Ключевые слова: содержание конференции, субъективные категории, их устойчивость, их единичность, предметная общность, структурирование.

Проанализировано и соотнесено содержание шести сборников – материалов шести заочных конференций по социальной работе, проведённых в 2007 – 2012 годах [4÷9]. Организатором конференций является кафедрасоциальной работы, педагогики и психологии Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского.

Исходным именно для этого исследования стало противоречие, возникшее при индуктивном контент-анализе материалов различных конференций. В частности, при выявлении структуры предметной (или содержательной) общности между материалами учитывалось только их наиболее устойчивое содержание. А единичная категоризация рассматривалась как «случайная» и из обобщения исключалась [3]. Это происходило многократно и, наконец, стало осознаваться как ограниченность исследовательской позиции. Цель проведённого обобщения – преодолеть привычное ограничение и учесть при сравнительном анализе содержания конференций также единичную, или «персональную» категоризацию.

Начну с исходных определений.

Тематика материалов любого научного сборника раскрывается, прежде всего, в названиях включённых в него текстов. Обычно используется потекстовый масштаб анализа; это значит, что рассматриваются отдельные работы, вошедшие в сборник. В нашем случае для анализа и последующего обобщения в качестве шестиединиц наблюдения взято именно содержание каждого сборника, понимаемое как множество названий опубликованных работ. Всего учтены 248 публикаций: N=248 = 37+39+47+48+33+44.

В качестве единиц анализа взяты субъективные категории. Напомню, что всякая категоризация является обобщением. Обобщение предполагает отнесение взятого объекта к категории (классу) сходных с ним объектов (по определённому основанию), с отвлечением от единичных и особенных признаков объекта. В психологическом исследовании категории для анализа эмпирического материала, взятые исследователем по своему усмотрению, по отношению к этому материалу являются объективными, внешними. А категории, выраженные в самом эмпирическом материале, в его функциональных единицах, единицах анализа и единицах счёта, являются субъективными категориями. Категориальное наполнение словесных формулировок, раскрывающих названия опубликованных работ, указывает на их объективную тематику в рамках содержания конференции и обнаруживает авторское отношение к ней.

В качестве единиц счёта взяты простые слова (в том числе – части сложносоставных слов) – по их лексической основе, с отвлечением от ситуативных грамматических признаков. Иначе говоря, это лексемы. Тем самым в работе реализована процедура индуктивного контент-анализа. В то же время при психологическом подходе слово рассматривается как «живая клетка» сознания, как его ситуативно-функциональная единица (по Л. С. Выготскому). Таким образом, при анализе содержания учтены его «естественные» категории – категории, использованные самими авторами публикаций для презентации своих работ на конференции.

При сравнении содержания шести конференций использовано понятие пересечения множеств. Отдельные множества рассматриваются как пересекающиеся при наличии в них однородных элементов. Чем больше таких совпадающих элементов (лексем), чем больше пересечение множеств, тем бóльшим является сходство содержания у различных сборников, тем больше предметная общность между конференциями [1; 3].

В данном случае реализованы два основных этапа обобщающего описания. Во-первых, это сплошной индуктивный контент-анализ с выделением субъективных категорий (единиц анализа), раскрывающих взятую тематику, и с учётом устойчивости их проявлений (единиц счёта) во взятом контексте – в пределах содержания каждого из шести сборников (единиц наблюдения). По содержанию каждого сборника материалов составлен алфавитно-частотный распределительный и суммарный словарь. Говоря о распределительной частоте, специалисты-языковеды имеют в виду количество текстов (или «окон» в пределах одного текста) из числа взятых, которые содержат определённую лексическую единицу. В нашем случае это названия опубликованных в сборнике материалов, содержащие каждую единицу счёта.

Во-вторых, проведено соотнесение содержания шести сборников (единиц наблюдения) по составу их категорий (единиц анализа) на фоне их логической суммы. Соотнесение проведено на двух уровнях. Это уровень устойчивой лексики, общей при «межавторском» подходе к анализу материала. В данном случае учтена лексика, актуальная при формулировке названий у материалов, опубликованных в сборнике, в 10-и и более процентах названий: p 0,10. И это также уровень единичной («персональной») лексики, использованной в названии лишь одной какой-то публикации в материалах каждого из взятых сборников.

Операционально названные этапы конкретизируются следующим образом. На первом этапе в пределах каждого сборника учитываются все субъективные категории – как единицы анализа, раскрывающие тематику опубликованных материалов. Выявляется распределительная и суммарная устойчивость (частота) у лексических единиц – единиц счёта, – соответствующих субъективным категориям. В рамках каждого полученного алфавитно-частотного распределительного и суммарного словаря выделяются две фракции: устойчивая, с относительной распределительной частотой p0,10, и единичная, или «персональная»: с абсолютной распределительной частотой f=1.

Далее, на втором этапе, рассматривается пересечение категориальных составов, раскрывающих содержание сборников. Наличие такого пересечения и его выраженность интерпретируются как проявление содержательной общности между сборниками. Предметный фон сопоставления, в соответствии с принципом ситуативно-функционального подхода, задаётся логической суммой всех элементов (единиц анализа) по взятому множеству единиц наблюдения [1; 2; 3]. Поэтому для измерения содержательной общности в данном случае в качестве предметного фона я использовал логическую сумму шести словарей на двух уровнях: по относительно устойчивой лексике и по единичной (персональной) лексике. А для количественной оценки пересечения составов в парах словарей я использовал коэффициент корреляции Пирсона для качественных признаков, или тетрахорический показатель связи (r).

Обобщение парных отношений содержательной общности обеспечивается их структурным описанием. В частности, – переходом к учёту положения каждого словаря в пространстве его сходства с пятью остальными. Здесь становится актуальной тригонометрическая интерпретация коэффициента корреляции как косинуса угла между двумя векторами, отображающими коррелируемые величины (по Фишеру, в радианах). И тогда положение каждой единицы наблюдения в пространстве её сходства с остальными характеризуется средней арифметической её угловых расстояний до них, или специфичностью [1].

Меньшая специфичность соответствует бóльшей содержательной общности. Единица наблюдения с минимальной специфичностью занимает положение центрального элемента в структуре предметной общности между взятыми единицами. В нашем случае это – конечное множество единиц наблюдения: сборники материалов шести конференций по социальной работе. Бóльшая специфичность соответствует меньшей общности, или бóльшему своеобразию. Единица наблюдения (сборник) с максимальной специфичностью занимает положение периферийного элемента в соответствующей структуре предметной общности [3].

С одной стороны, по времени проведения (или диахронически) конференции образуют последовательность с 2007 по 2012 год. С другой стороны, в исследовании оценивается специфичность материалов каждой конференции в структуре их содержательного сходства. То есть, материалы конференций взяты как сосуществующие одновременно (или синхронически). И положительная корреляция между последовательностью конференций и рангом их центральности в структуре предметной общности свидетельствует о поступательном развитии исследований по теме «социальная работа». (Ср. [2]). Отсутствие такой корреляции позволяет предполагать фактическую синхронию в тематике публикаций, даже если они и вошли в материалы конференций разных лет.

Исходные предположения базировались на очевидных основаниях. С одной стороны, предполагалось, что обобщение на основе устойчивых категорий позволит судить о какой-то общей тенденции изменений в содержании конференций. С другой стороны, предполагалось, что учёт единичной («персональной») лексики позволит только лишь ещё раз убедиться в принципиальном разнообразии авторских позиций, выраженных в контексте заданного направления, и не обнаружит какой-либо общей тенденции.

А теперь посмотрим, как посредством принятой технологии фактически соотносится содержание шести конференций по социальной работе на основе учёта обоих уровней устойчивости: как с учётом лексики, устойчивой на уровне 10% и более, так и с учётом единичной («персональной») лексики.

Есть негласная традиция сообщать о результатах исследований того, как выражаются субъективные позиции по какому-либо поводу, начиная с того, что является самым частым. Многие исследователи даже считают частоту показателем существенности, или «значимости» высказанного. Однако частотность значащих элементов в любых текстах свидетельствует только об очевидности для авторов соответствующих фрагментов (и/или аспектов) действительности и об очевидности подходящих форм обозначения этих фрагментов (и/или аспектов) [1].

С точки зрения психологической характеристики социального познания, частое в тексте свидетельствует о сравнительной лёгкости, а редкое – о сравнительной трудности при осознании автором действительности и при её речевом описании. И в нашем случае речь идёт о сравнительной очевидности – и, соответственно, о лёгкости и/или трудности осознания действительности – на уровне совокупного субъекта научно-практической деятельности. У нас таким совокупным субъектом являются участники заочных конференций, авторы материалов, опубликованных в шести тематических сборниках по социальной работе.

Далее приводятся основные результаты обобщённого сравнительного анализа содержания в сборниках материалов шести конференций. Сначала анализ проведён с учётом устойчивых психологических единиц текста – субъективных категорий – по их лексическому выражению (по лексемам).

Среди устойчивых лексем, общих для содержания двух и более конференций, оказались 20 знаменательных и шесть служебных единиц. В содержании всех шести конференций устойчивы «работа» и «социальность», а также обозначения локализации («в»), объединения («и») и отнесения к классу («как»). В содержании пяти конференций устойчивы «профессиональность» (кроме 2010 г.) и обозначение присоединения («с») – кроме 2007 года. В содержании четырёх конференций устойчивы «педагогичность» (кроме 2010 и 2012 годов) и «развитие» – кроме 2010 и 2011 годов. Семь единиц устойчивы в содержании трёх конференций. В числе этих семи функциональных единиц оказались: «дети» (2007, 2011, 2012), «подход» (2010, 2011, 2012), «проблема» (2008, 2009, 2010), «психологичность» (2007, 2008, 2009), «специалисты» (2008, 2010, 2012), «студенты» (2008, 2009, 2010) и «технологии» (2009, 2010, 2012).

Десять единиц, восемь знаменательных и две служебные, оказались устойчивы в содержании двух конференций. В число этих функциональных единиц вошли следующие: «исследование» (2011 и 2012), «личность» (2007 и 2008), «образование» (2008 и 2009), «особенности» (2007 и 2008), «подготовка» (2010 и 2011), «проектирование» (2011 и 2012), «самость» и «субъектность» (обе единицы – в 2008 и 2009 гг.), обозначения приближения («к») и основания («по»)… Причём обе последние единицы устойчивы в содержании конференций 2010 и 2011 годов.

В таблице 1 представлены результаты количественного описания структуры содержательной общности между шестью конференциями по их устойчивому категориальному составу (при p≥0,10). Фоном для описания стала логическая сумма устойчивых субъективных категорий по шести конференциям: двадцати шести общих (для двух и большего числа конференций) и четырнадцати специфичных, оказавшихся устойчивыми в материалах только какой-либо одной из шести конференций: N= 26+14=40.

Таблица 1

Количественное описание структуры содержательной общности

между шестью конференциями по социальной работе

на уровне устойчивых (p≥0,10) субъективных категорий

Конфе-ренции

(год

проведения)

Категории

содержания

(кол-во)

Пересечение категориальных

составов (коэффициент корреляции Пирсона, r)

Положение в структуре содержательной

общности

2008

2009

2010

2011

2012

специфичность (sp)и её ошибка(m), в радианах

ранг общно-

сти

2007

19

20

14

-31

-01

09

1,549±0,102

6

2008

19

х

76

09

-01

19

1,304±0,172

3

2009

16

 

х

23

12

32

1,235±0,153

1

2010

17

   

х

28

27

1,458±0,126

5

2011

17

     

х

48

1,394±0,109

4

2012

15

       

х

1,295±0,077

2

Логическая

сумма категорий (N)

40

Средняя арифметическая специфичности,

Её среднее квадратическое отклонение, σ

Её ошибка, m

радианах)

1,372

0,117

0,052

-

Примечание: приN=40 0,40; 0,50.

Двенадцать коэффициентов из пятнадцати – положительные, то есть в структуре преобладают центростремительные тенденции. Причём статистически подкрепляются три положительных и один отрицательный коэффициент корреляции. Максимальна содержательная общность по устойчивым категориям между конференциями 2008 и 2009 гг.: r=0,76; p<0,001. Статистически подкрепляется также общность по устойчивым категориям между конференциями 2011 и 2012 гг. (r=0,48; p<0,01), а также между конференциями 2009 и 2012 гг.: r=0,32; p<0,05. Максимальная тенденция к взаимной дополнительности по устойчивому содержанию проявилась между конференциями 2007 и 2010 годов: r=-0,31; p =0,05.

Все показатели специфичности в данном случае оказались в области преобладания центростремительных тенденций: > ≈1,571 рад. По положению в структуре содержательной общности (по композиции) на уровне устойчивых категорий оказались разведёнными материалы 2009 года (как самые общие) и материалы 2007 года – как самые специфичные. И это – притом, что для кафедры социальной работы, педагогики и психологии Омского ГУ, конференция 2007 года стала первой в их последующей череде. Используя метафору, можно назвать её «материнской» по отношению ко всем остальным конференциям в числе взятых шести.

Правда, разведение устойчивого содержания конференций 2009 и 2007 годов статистически не подкрепляется. В целом же можно сказать, что при использованном подходе не проявилось однозначной тенденции в изменениях устойчивого содержания у конференций от 2007 года до 2012 года. Можно сказать, что на уровне устойчивого содержания конференции отображают синхроническую разработку тематики «социальная работа».

А теперь посмотрим, каковы результаты обобщённого сравнительного анализа содержания с учётом единичных («персональных») субъективных категорий по их лексическому выражению. Начнём с количественного описания состава этих единиц в материалах шести конференций (таблица 2).

Таблица 2

Количество субъективных категорий,

раскрывающих содержание шести конференций по социальной работе

Субъективные

категории

Конференции (год проведения)

2007

2008

2009

2010

2011

2012

Всего

174

201

199

225

169

246

В том числе

единичные

108

135

131

134

115

152

Из числа единичных:

- общие с другими конференциями

74

83

91

80

71

79

- специфичные для данной конференции

34

52

40

54

44

73

Единичная лексика в распределительном словаре каждой конференции составляет больше половины: от 60% в 2010 г. (134:225 ≈ 0,596) до 68% в 2011 г.: 115:169 ≈ 0,680. При этом оказывается, что состав единичной лексики в каждом случае не уникален, а пересекается в парах различных конференций. Единичная лексика оказывается и общей для двух и бóльшего числа конференций, и специфичной только лишь для содержания одной конференции. Причём на общую лексику в составе единичной приходится больше половины: от 52% (конференция 2012 г. – 79:152 ≈ 0,520) до 70% (конференция 2009 г. – 91:131 ≈ 0,695).

Две самые общие единичные категории – это «ограниченность» и «возможность», которые объединены в форме устойчивого словосочетания «ограниченные возможности». О них речь идёт только в пяти публикациях из 248 – по одной в содержании пяти конференций из шести. Для содержания четырёх конференций общими являются 23 единичных категории; для содержания трёх конференций – 40 и для содержания двух конференций – 130 единичных категорий. И общая логическая сумма всех единичных категорий по шести конференциям N= 492.

В таблице 3 представлены результаты количественного описания структуры содержательной общности между шестью конференциями по их единичному категориальному составу.

Таблица 3

Количественное описание структуры содержательной общности

между шестью конференциями по социальной работе

на уровне единичных субъективных категорий

Конфе-ренции

(год проведения)

Категории

содержания

(кол-во)

Пересечение категориальных

составов (коэффициент корреляции Пирсона, r)

Положение в структуре содержательной

общности

2008

2009

2010

2011

2012

специфичность (sp)и её ошибка(m), в радианах

ранг общно-

сти

2007

108

-07

02

00

-04

-11

1,594±0,020

1

2008

135

х

00

-11

-02

-18

1,647±0,036

4-5

2009

131

 

х

-09

-06

-09

1,615±0,026

2

2010

134

   

х

-05

-13

1,647±0,026

4-5

2011

115

     

х

-12

1,629±0,019

3

2012

152

       

х

1,697±0,017

6

Логическая

сумма категорий (N)

492

Средняя арифметическая специфичности,

Её среднее квадратическое отклонение, σ

Её ошибка, m

радианах)

1,638

0,035

0,016

-

Примечание: приN=492 0,12; 0,15.

Оказалось, что общность составов на уровне единичных категорий оценивается отрицательными коэффициентами корреляции в 12-и случаях из 15-и. Это значит, что в этой структуре господствуют центробежные тенденции. Причём семь отрицательных коэффициентов подкрепляются статистически как неслучайные. И самая выраженная дистанцированность – между единичными словарями конференций 2008 и 2012 годов:r=-0,18; p<0,001.

Все показатели специфичности в данном случае оказались в области преобладания центробежных тенденций: > ≈1,571 рад. По положению в структуре содержательной общности (по композиции) на уровне единичных категорий оказались поляризованными материалы 2007 года (как самые общие!) и материалы 2012 года – как самые специфичные! Причём эта поляризация даже подкрепляется статистически: критерий Стьюдента =3,9 > 3,4 = .

Правда, коэффициент ранговой корреляции Спирмена здесь, для шести конференций, всё-таки не достигает статистического порога: ρ ≈ 0,67 < 0,85 = . Однако тенденция задана: первая конференция – исходная, последняя – производная. И это отличает данный вариант композиции (таблица 3) от композиции в структуре содержательной общности на уровне устойчивых категорий (таблица 1).

Таким образом, как и предполагалось, единичные категории больше разводят содержание различных конференций, чем объединяют его. Хотя при этом больше половины единичных категорий в той или иной степени являются общими для различных конференций, такой результат становится основанием для заключения о содержательном своеобразии каждого сборника, прежде всего, за счёт именно единичных категорий. Что подтверждает одно из исходных предположений.

В то же время структура содержательной общности между шестью конференциями на уровне единичных категорий, вопреки ожиданиям, обнаружила также общую тенденцию развития. Первая конференция заняла в этой структуре центральное, семиотически исходное положение. Шестая конференция заняла в этой структуре периферийное, семиотически производное положение. Наметившаяся общая тенденция не подкрепляется статистически, в первую очередь, за счёт второй (2008 г.) и пятой (2011 г.) конференций, которые более других «выпадают» из общего ряда.

С другой стороны, устойчивые категории обеспечивают общность содержания – и в пределах каждой конференции, и между конференциями. Можно сказать, что благодаря им обеспечивается тематическое единство конференций и преемственность в научно-практической работе их участников. Все шесть конференций по устойчивым категориям содержания оказываются современными, раскрывают синхронию научно-практических исследований в области социальной работы. А своеобразие выражения отдельных позиций, в том числе своеобразие, имеющее межпредметную и инновационную природу, обеспечивают единичные категории. И в нашем случае тенденция развития проявилась при сравнительном анализе содержания только на уровне единичной лексики.

Напрашивается общий вывод: ситуативное выявление предметной общности следует проводить с учётом актуальных субъективных категорий с разной частотой, а не только самых устойчивых.

 

Литература

1. Еремеев Б. А. Статистические процедуры при психологическом изучении текста: Учебное пособие. – СПб.: Образование, 1996. – 55 с.

2. Еремеев Б. А. Структурность как интегративное свойство мнений о людях // Психология человека: интегративный подход в психологии: Сборник трудов. Вып.2. / Под науч. ред. В. Н. Панферова, Е. Ю. Коржовой. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2004. С.41-49.

3. Еремеев Б. А. Устойчивые категории научного полилога – в контексте психологии социального взаимодействия // Проблемы психологии социального взаимодействия. Сборник научных статей / Науч. ред. В. Н. Панфёров. – М.: НИИРРР, 2011. С.5-19.

4. Интегративный подход в теории и практике социальной работы: проблемы и пути решения: материалы IV за­очной Международной научно-практической конференции. – Омск: Изд-во Ом. гос. ун-та, 2010. – 332 с.

5. Исследование и проектирование в социальной работе: тео­рия и практика:материалы V заочной Международной научно-практической конференции. – Омск: Изд-во Ом. гос. ун-та, 2011. — 218 с.

6. Исследование и проектирование в социальной работе: теория и практика:материалы VI заочной Международной научно-практической конференции. – Омск: Изд-во Ом. гос. ун-та, 2012. – 380 с.

7. Проблемы социальной работы: теория и практика: материалы II заочной Международной научно-практической конференции. – Омск: Изд-во Ом. гос. ун-та, 2008. – 390 с.

8. Социальные процессы: проблемы и перспективы: Материалы I заочной международной научно-практической конференции. – Омск: Образование информ, 2007. – 278 с.

9. Технологии социальной работы: теория и практика реализации: Материалы III заочной Международной научно-практической конференции. – Омск: Изд-во Омск. гос. ун-та, 2009. – 472 с.

_________________________________

Опубликовано: Социальное проектирование: теория и практика: материалы VII заочной Международной научно-практической конференции. – Омск: Изд-во Ом. гос. ун-та, 2014. С.41-51 [–358 с.; 100 экз.; УДК 3 ; ББК 60я43 ; С692 ; ISBN 978-5-7779-1693-8]

_________________________