Еремеев Б. А. Семиотические аспекты практической психологии

Практическая психология отличается от обыденной психологии научной опосредствованностью; от научной психологии практическая психология отличается б?льшей кон­кретностью. Науку в существующем интересует общее и особенное; практику же интересует отдельное, в котором общее, особенное и единичное едины.

Отдель­ность задается включённостью в сферу субъективной практики. Для психолога может стать актуальной любая проекция любой из психологи­ческих проблем, фиксирующих базовые отношения психики и условий её существования. Во всех случаях психическое, этот объект познания, приходится распознавать в его воплощении, в эмпирическом предмете, с которым имеет дело психолог. Здесь и обнаруживает себя прагматика, одна из составляющих семиотики. Как используется знаковый потен­циал предмета при распознавании объекта?

В одних случаях говорят о «чтении» внешности: физического облика, его оформления, экспрес­сии. В других случаях говорят о «чтении» хода и результатов взаимодействия челове­ка с другими людьми: пространственно-временных и качественно-интенсивностных характеристик взаимодействия. В третьих случаях говорят об изу­чении продуктов деятельности - таких, как «пароходы, строчки и дру­гие добрые дела» и т.д.

В общем же всё это - значащее поведение в самом широком смысле слова (см. у И.М. Сеченова), которое берётся в динамике и/или в статике, на разных уровнях (от микродвижений до макродеятельности), с разной дробностью. Причём поведение рассмат­ривается в его единстве с психикой (у С.Л. Рубинштейна - в единстве сознания и деятельности), но с акцентом на знаковости поведения.

Анализ предмета проводится с выделением его «функциональных единиц» и с последующим их структурным описанием. В семиотичес­ком плане это представляет собой не что иное, как синтактику. Учиты­ваются единицы значащего поведения - бихевиоремы; учитываются парные отношения между единицами; берётся конечное множество еди­ниц - их тезаурус; выявляется композиция бихевиорем на взятом их множестве по актуальным парным отношениям.

Когда предметом становится речевое поведение, естественные для психолога единицы его - это слова как «живые клетки сознания» (Л.С. Выготский). Среди множества вероятных парных отношений са­мые психологически естественные - это ассоциации. Тезаурус задается кон­текстом: темой и объёмом выборки. Композиция вскрывается посред­ством математических методов «снижения размерности», или фактори­зации.

Структурированию предмета большое внимание уделяется в иссле­дованиях московских психологов: В.Ф. Петренко, А.Г. Шмелева, их учеников и сотрудников. Используются разнообразные математичес­кие модели и соответствующее программное обеспечение. Авторы на­зывают своё направление «экспериментальной психосемантикой», по­скольку результаты работы позволяют судить об организации душевного мира испытуемых. Специфично для «экспериментальной психосеман­тики» то, что исходными бихевиоремами являются оценки, или соотнося­щие суждения, которые выносятся по поводу предложенных стимулов. Таким образом, психологический объект в этих экспериментах - это элементарный субъек­тивный синтез.

Как уже было сказано, структурирование предмета открывает путь к мыс­ленному восстановлению психологического объекта, к его оценке и интерпретации, то есть, к учету отношений между знаком и значением. А это уже проблемы семантики - третьей составляющей семиотическо­го подхода. Здесь прямо заявляет о себе принцип взаимной многознач­ности отношения между сущностью и явлением, между объектом и пред­метом. В психологии рефлексия его особенно проявилась в работах В.С. Мерлина, Б.Г. Ананьева, Л.М. Веккера, В.А. Ганзена.

Так, эм­пирическая устойчивость на уровне предмета является признаком всех актуальных свойств образа. В частности, устойчивость знаков - это свиде­тельство неслучайности выделения субъектом соответствующих фигур. Сохранение знаков при изменениях в объективных условиях отражения говорит о константности образа в её объективной составляющей. Ана­логично обстоит дело с субъективным аспектом константности. Устой­чивость парных связей между знаками - это проявление целостности в её внутреннем плане. Устойчивость знаков при вариациях в объекте, с ко­торым имеет дело субъект, - это признак обобщённости отражения. Нако­нец, устойчивость композиции, знаковой структуры предмета при вос­произведении базовых условий отражения есть свидетельство структур­ности образа как устойчивости его состава и отношений на нем, парных и композиционных (у компонента с целым).

Семиотичность работы психолога - бесспорна, а осознание этого имеет важные следствия. Разведение объекта и предмета, в частности, на уровне исследования, перестаёт быть поводом для спекуляций. Структурное описание предмета перестаёт казаться «игрой в бисер». Знаковость предмета - это надёжная опора для суждений о психике как о собственном объекте для психолога.

Опубликовано: Психолого-педагогические проблемы развития личности в современных условиях: Тезисы докладов межвузовской научной конференции, Санкт-Петербург, 18-20 мая 1999 г. - СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 1999. С.94-96 (0,13 а.л.)