Еремеев Б.А., Логвенок О.В. Психосемиотика защитных механизмов (на стыке дедуктивного и индуктивного подходов)

В исследованиях того, как проявляются защитные механизмы человека в его отношениях к людям, мы руководствуемся следующими базовыми положениями. Во-первых, понятийный аппарат психосемиотики актуален там, где в субъективной картине различаются явленное (знаки), с одной стороны, и подразумеваемое и проявляющееся (значения, смыслы) - с другой стороны. Во-вторых, об истинности наших знаний свидетельствует сближение результатов, полученных при различных подходах, с использованием различных методов.

В данном случае проверялась гипотеза о наличии общности между двумя вариантами структурного описания взятого множества защитных механизмов. Во-первых, - на основе анализа и обобщения литературных данных о природе различных защит (дедуктивный подход). Во-вторых, - на основе количественного описания того, как пересекаются наборы признаков (проявлений) отдельных защит в рисунках (индуктивный подход). Соответственно рассмотрены представления различных авторов о защитных механизмах и об эмпирических проявлениях защитных механизмов в рисунках (на примере рисунков человека).

В числе самых общих, подлежащих классификации, взяты 13 защитных механизмов. Их качественный анализ привел к выделению двух оснований: происхождения и существования (или функционирования на разных уровнях психической организации) (О.В. Логвенок). По происхождению разведены четыре уровня: от генетически первичных, исходных защит к вторичным, производным. По существованию защиты разведены как «подсознательные», «сознательные» и «надсознательные».

В частности, выделены первичные, примитивные формы защиты: в подсознании - регрессия, в сознании - изоляция, в надсознании - «тотальный контроль». Выделены защитные механизмы с минимальными признаками зрелости. На этом уровне в подсознании актуальны отрицание и соматизация, в сознании - избегание, в надсознании - проекция. Выделены механизмы, обеспечивающие должную адаптацию. В подсознании это замещение, в сознании - фантазии, в надсознании - подавление. Выделены и самые зрелые формы защиты. К ним отнесены: в подсознании - эротизация, в сознании - интеллектуализация, в надсознании - конструктивный контроль, распространяющийся на собственные связи с миром, или «архитектуализация».

Также проанализированы и обобщены результаты различных исследований того, как взятые общие формы защиты проявляются в рисунках человека. Эти проявления рассматриваются как знаки, а соответствующее понимание защит - как значения.

Составлен тезаурус эмпирических показателей - для каждой взятой формы и для тринадцати защит вместе. Суммарный перечень, содержащий 208 показателей, послужил предметным фоном, на котором взятые защиты сопоставлены между собой.

Получено распределение количественных показателей парной общности между защитами по их проявлениям в рисунках. Оно стало исходным для характеристики положения каждой защиты в структуре взятого их множества как более или менее центрального. Распределение количественных показателей центральности позволило, в частности: а) ранжировать защиты, б) сгруппировать их, в) сопоставить эмпирическое распределение с классификациями по происхождению и существованию.

Самым общим среди взятых вариантов защиты оказался «тотальный контроль». На втором месте - «архитектуализация». Только эти формы в эмпирической структуре обнаружили слабую тенденцию к общности со всеми остальными. Остальные защиты как элементы структуры «разбегаются», вся структура «рассыпается». Поэтому говорить о ее наличии здесь можно только в сравнительном плане, в контексте общего подхода к эмпирическому материалу. Учтенные защиты оказались качественно своеобразны и специфичны по их проявлениям в рисунках.

Самой специфичной, периферийной в структуре оказалась эротизация (13-е место на шкале центральности). На 12-м месте - замещение. Остальные девять составляют промежуточный слой структуры, в котором намечаются два подуровня. Ближе к центру - проекция (3-е), интеллектуализация  (4-е) и изоляция (5-е). Они образуют компактную группу, к которой сравнительно близки соматизация (6-е место) и фантазии (7-е). Ближе к периферии находятся подавление (11-е) и регрессия (10-е). К ним сравнительно близки избегание (9-е) и отрицание (8-е).

Соотнесение дедуктивной группировки защит и их индуктивного распределения показало: разнообразие эмпирических показателей примерно на 14% объясняется параметром происхождения и на 45% - параметром существования.

Получается, что эмпирический материал - проявления защит в рисунках человека - лучше описывается классификацией защит с выделением уровней их функционирования: «подсознательного», «сознательного» и «надсознательного». Причем при познании защит по рисункам человека исходными (общей основой для психодиагностики) становятся механизмы, отнесенные к «надсознанию»: это тоталитарный контроль и «архитектуализация». А вот самые специфичные, особенные из числа учтенных защит - это «подсознательные» эротизация и замещение.