ЛК-11. Память

1.Определение

2.Жизненные проявления памяти

3.Свойства памяти

4.Атрибутивность памяти

5.Деятельностная природа памяти

 

 

1. Определение

Среди многих значений слова «память» человековеды чаще всего останавливаются на двух основных: на «генетическом (наследственном) опыте» и на « прижизненном опыте». В контексте психологии человека «генетическая память» раскрывается в форме темперамента (опыта вида на уровне индивида) и в форме сознания, или социокультурного опыта человека – человека как члена общества, человека как личности. «Прижизненный опыт» человека раскрывается в нашем контексте как его память в специальном, узком значении слова. И для нас память человека – это:

(а) личный, или частный уровень психической организации;

(б) прижизненный опыт субъективного отражения действительности, или опыт собственной жизни;

(в) инструмент самосохранения и ориентации в типичных для данного носителя психики жизненных ситуациях.

 

2. Жизненные проявления памяти

Все жизненные проявления памяти характеризуются избирательностью и ситуативностью – как первичные, исходные, базовые проявления, так и вторичные, производные, особенные проявления.

Так, сенситивность (в общем) и чуткость (в частности) на уровне памяти обнаруживают себя в форме впечатлительности человека. Происходящее всегда оставляет свои следы в душевной организации носителя опыта. Но все эти следы, даже сходные по их объективному содержанию, всегда различаются по их субъективной форме. В обиходе об этом принято говорить так: мол, каждый «по-своему воспринимает, переживает и осмысливает действительность». И впечатлительность отдельного человека оказывается исходным жизненным проявлением его памяти как субъективной стороны его собственных, личных отношений с действительностью.

Активность (в общем) и инициативность (в частности) на уровне памяти обнаруживают себя в форме избирательности человека в его личных отношениях с миром. Человек вычленяет одни элементы и/или аспекты действительности и игнорирует другие. И это оказывается вполне приемлемым в рамках его бытия и как члена общества, и как живого существа.

Реактивность (в общем) и отзывчивость (в частности) на уровне памяти обнаруживают себя в форме различной субъективной вовлечённости человека в происходящее, или в форме его субъективного участия в происходящем, – при внешней «одинаковости» физического присутствия и/или социальной вовлечённости.

Соотношение активности и реактивности (в общем) и социальной вовлечённости (в частности) на уровне памяти обнаруживают себя в форме « заинтересованности» человека происходящим, или в форме его мотивированности. Некоторые человековеды различают внешнюю (объективную) и внутреннюю (субъективную) мотивированность. С учётом их позиции в нашем случае речь идёт о «внутренней мотивированности».

Вторичные жизненные проявления памяти также имеют свои особенности. Вот, например, что говорил в своё время Алексей Черняк, 35 лет, директор фирмы: «Я – «сова» по образу жизни, и для меня утренний час сна дороже трёх ночных. А я из-за перевода часов на летнее время постоянно недосыпаю! Чувствую себя безобразно. И супруга моя этим тоже недовольна, так как весной в семье начинаются серьёзные перебои с исполнением супружеского долга. Предлагаю разрешить «совам» жить по своему графику и не морочить нам голову какой-то мифической экономией энергии. Тем более, что мне эта чужая энергия – до лампочки. Лично я в этом году часы переводить не буду, проживу как-нибудь до осени». (Рубрика «Метрописьма») // Метро СПб.– Четверг – 17.03.2005. – С.15).

В этом плане важны временные особенности существования и осуществления личного опыта, или личное время человека. Можно сказать, что в нём «сплавляются» биологическое время человека – как индивида и его социальное время – как личности. Особенности личного времени жизни обнаруживают себя в скорости запечатления информации, в длительность её сохранения и в скорости её извлечения (воспроизведения). В прошлом, в ХХ, веке был открыт закон субъективного времени. Занятость при получении информации – это главный фактор сокращения личного времени при восприятии происходящего и роста личного времени – при его представлении: человеку «есть что вспомнить…». А отсутствие занятости «растягивает» личное время при восприятии происходящего и сокращает его до нуля при представлении: «Жизнь прошла, как не было…»

Временные особенности памяти – это самые очевидные её проявления, можно сказать, больше всего изучаемые и чаще всего используемые при характеристике хода (или процесса) учебно-познавательной работы учащихся. В общем, имея в виду длительность сохранения информации, выделяют различные «виды» памяти: основные (кратковременную и долговременную) и промежуточные: «мгновенную» и «буферную». (Более точное обозначение во всех этих случаях – не «виды», но уровни, или этапы памяти).

1) «Мгновенная память», или уровень «последовательных образов», определяется инерционностью в работе соответствующих органов – анализаторов. Эта инерционность не поддаётся произвольному управлению. Образ в «мгновенной памяти» характеризуется минимальной константностью, которая обеспечивает непрерывное («слитное») психическое отражение мира.

2) Кратковременная память. На этом уровне памяти сохраняется информация, к которой привлечено внимание. Причём сохранение информации обеспечивается её обработкой и интерпретацией. Кратковременная память допускает произвольное управление – посредством повторения познавательных действий и/или посредством символизации этих действий. Объём кратковременной памяти описывается «магическим числом» 7±2 единицы. Но этот объём актуален в пределах каждого (!) из взятых уровней анализа, или уровней для выделения этих единиц как однородных в принятом масштабе. Иначе говоря, при наличии выраженной иерархии объём кратковременной памяти многократно увеличивается (см. далее – о свойствах памяти, в частности, о её целостности).

3) Промежуточную (буферную) память помещают между кратко- и долговременной. Здесь происходит своего рода сортировка: информация категоризуется и/или «выпадает в осадок»: сохраняется на физиологическом уровне, без обработки и интерпретации… Считается, что «очищение» буферной зоны обычно происходит во время сна.

4) Долговременная память практически не имеет ограничений на объём и на длительность сохранения – разумеется, в пределах жизни человека. Здесь различают две формы хранения информации: с произвольным доступом к информации, которая непрерывно преобразуется, и без такового доступа, когда информация сохраняется неизменной. На сохранение информации в долговременной памяти больше всего влияют пять основных условий. В их числе: (а) привычность материала, или его вероятностная характеристика; (б) ситуация, в рамках которой материал выделен как актуальный; (в) особенности организации (кодирования) материала; (г) ситуативная мотивация носителя; (д) вовлечённость носителя в данную предметную область, или его «погружение в изучаемый материал».

Существенной характеристикой долговременной памяти является скорость извлечения нужной информации из её анналов. На скорость такого извлечения влияют: (а) величина класса (количество возможных альтернатив при выборе); (б) ценность информации; (в) установки человека; (г) используемая человеком логика категоризации.

Пластичность/ригидность (в общем) и образованность (в частности) на уровне памяти проявляются в форме б?льшей или меньшей просвещаемости – обучаемости – воспитуемости человека. Для упрощения будем говорить об обучаемости носителя психики, имея в виду всю триаду. Эта характеристика даётся по прижизненным адаптивным изменениям в поведении. Со времён Уотсона, работавшего с крысами, такие адаптивные изменения многие педагоги называют «формированием навыков». Навыки в таком самом общем понимании (как приспособительное поведение вообще) формируются и у человека, и у всех других животных. В частности же, об обучаемости человека обычно речь заходит применительно к совершенно определённой социокультурной (предметной) области. И тогда наличие навыков у человека оказывается свидетельством высших проявлений его памяти: когда человек высоко эффективен, и его действия доведены до автоматизма. (В последние годы высокую эффективность человеческих действий стали называть «проявлением компетентности»).

Экстра- и/или интровертность (в общем) и общительность и/или замкнутость (в частности) на уровне памяти проявляются в своеобразии опосредствованности при приобретении и использовании информации. Так, экстравертность проявляется в б?льшей лёгкости осознания происходящего и реагирования на него при получении информации, в том числе и при общении. А интровертность проявляется в б?льшей лёгкости осознания при сохранении и/или при использовании информации, в том числе и в условиях общения.

Эмоциональная возбудимость и/или устойчивость (в общем) и справедливость и/или равнодушие (в частности) на уровне памяти проявляются в форме б?льшей или меньшей организованности личного опыта, или в рассудочности его носителя. На уровне повседневного здравого смысла при выраженности этой организованности (или рассудочности) говорят о наличии у человека «своей правды жизни», говорят о том, что человек « живёт по правде», или «руководствуется своими принципами». Противоположная позиция – это «отсутствие царя в голове»…

Все жизненные проявления памяти раскрывают субъективную сторону личных отношений человека с миром. Они конкретизируют влечения и мотивы, умения и навыки, привычки и стереотипы у отдельных людей. Причём всё это находит себе выражение и во внешнем поведении, и во внутренних, душевных движениях, в том числе и в различных фактах сознания.

 

3. Свойства памяти

Напомню: общие свойства памяти, как и любого другого психического образования, начиная с восприятия, суть предметность, константность, целостность и обобщённость. Велико для нас значение и такого общепсихологического свойства памяти, как её полиструктурность.

Предметность . Мы рассматриваем человеческую память как особый уровень душевной организации на фоне генетически предыдущих уровней – на фоне темперамента и сознания. По сравнению с ними в памяти ярко проявляется единство индивидной («темпераментной») формы психической жизни и её личностного («сознательного») содержания. Это – общая характеристика качественной определённости памяти как высшего уровня психической организации (интеграции) на фоне низших. Но у неё есть и своеобразие, которое проявляется и в каждом факте памяти, и в её сущности. Ибо они конкретны и всегда «заземлены» на особый материал жизненных ситуаций; они всегда «привязаны» к особым обстоятельствам, в которых носитель памяти взаимодействует с миром. Именно этим определяются предлагаемые классификации для «видов памяти».

Так, выделяется «образная память» – на объективное содержание психических образований: на цвет, форму, звук, запах, вкус, движение, на отдельные вещи, на их отношения, на их множества… Выделяется и «эмоциональная память» – на пассивный, «страдательный» аспект у субъективной формы психических образований. В этом случае говорят о переживании происшедшего. Выделяется и «регулятивная память» – память на активный, действенный аспект у субъективной формы психических образований. В этом случае говорят об установках и о раскрывающих их поведенческих программах, или о поведении в ответ на определённую стимуляцию. Выделяется также «речевая память». Её часто называют «словесно-логической» – используется когда-то сложившееся клише, бессмысленное с точки зрения современной науки. Ибо в человеческой жизни распространены и слова без логики («память на слова»), и логика без слов («память на мыслительные операции»)…

Повторю: в личном опыте есть общие черты – и личностные (содержательные), и индивидные (формальные). Однако специфика личного опыта, его своеобразие, к общим чертам не сводится. Своеобразие личного опыта, или опыта «Я» определяется особым жизненным путём каждого человека – как единственной и неповторимой последовательностью различных жизненных ситуаций-для-него.

Но что такое – «Я»? Обратимся к тематике общего человековедения. Современное состояние наук о человеке позволяет рассматривать «Я» как новообразование в социальном развитии человека, которое:

(а) фиксирует рефлексируемую отдельность человека;

(б) является эффектом его жизненного пути;

(в) становится основой, ядром и стержнем для единства особенных, частных отношений человека с миром, отношений субъективных и объективных.

Таким образом, по происхождению «Я» коренится, с одной стороны, в природе человека как индивида и личности, а с другой стороны – в своеобразии последовательности жизненных ситуаций человека.

Здесь коренится и личный жизненный сценарий каждого из нас – как способ существования «Я», в отличие от наших личностных сценариев (по Эрику Берну). Обобщение человеком различных «сцен» его жизненного пути образует своеобразную «фигуру» его памяти, «фигуру» его личного (персонального) опыта как особого уровня душевной организации. И всегда остаётся открытым вопрос, в какой мере этот сценарий содержит личное как только своё и ничьё другое, а в какой мере – личностное, социально-типичное (традиционное, культурное, субкультурное, семейное…), ставшее своим и для данного человека, и для других людей, подобных ему в этих отношениях.

Константность . Устойчивость памяти как её константность (сохранение при изменении условий бытия) «привязана» к персонально типичным ситуациям: человек помнит именно то, что было с ним самим. И только в тексте мудрого поэта-песенника, пронизанном метафорами, есть слова: «Что-то с памятью моей стало: // Всё, что было не со мной, помню…». Правда, благодаря фундаменту памяти в виде темперамента и сознания, личный опыт взаимодействия с миром оказывается не только прямым, непосредственным. В разной степени личный опыт обогащён за счёт генетического и, в том числе, за счёт социального опосредствования. В содержательном плане наиболее выражена опосредствованность личного опыта окружающими людьми, языком, техникой, произведениями искусства и науки и другими явлениями материальной и духовной культуры. Причём в «ткани» памяти в разной степени константны когнитивный, эмотивный и конативный (регулятивный) аспекты происходящего с человеком. Наиболее сохранны при изменении обстоятельств поведенческие структуры, а наименее сохранно объективное содержание психических образований. (См. далее о памяти как о приспособительной деятельности).

Целостность . Внешний аспект целостности позволяет выделять память среди других уровней душевной организации, и здесь целостность смыкается с предметностью. Отдельность особенного развития человека в условиях его общественной жизни обозначают словами «персона», «частное лицо» и подходящими личными местоимениями, фиксирующими различные грани этой отдельности. То, что обозначено местоимениями «я», «ты», «он(а)», «мы», «вы», «они», оказывается среди самых популярных и, одновременно, среди самых загадочных тем человековедения.

Но для психологии важен субъективный аспект соответствующих реальностей. И, прежде всего, – тех реальностей, которые обозначены такими словами, как «понимание», «осознание», «самосознание», «образ Я» и, в том числе, «концепция Я»… Считается, что в рамках памяти образ «Я» (в том числе и концепция «Я») является самым сложным, самым важным и, в то же время, самым «хрупким» образованием. Метафорически можно сказать, что, с одной стороны, образ «Я» – это образ «верховного главнокомандующего». Он управляет душевной и телесной жизнью человека: отдаёт распоряжения различным органам и системам, направляет энергию, чтобы обеспечить исполнение команд и контролирует ход и результаты этого исполнения. Но, с другой стороны, образ «Я» – это и самое слабое звено в опыте личной жизни. Именно оно подвергается испытаниям при, казалось бы, совершенно незначительных физически, но субъективно весьма болезненных воздействиях. И оно первым выходит из строя при возникновении экстремальных ситуаций и при нанесении прямого вреда душевному и телесному здоровью: фармакологически, электрофизиологически, социально-психологически… («Очень ранимые наши любимые…»).

Внутренний аспект целостности памяти раскрывается на разных уровнях, в разных масштабах. Пределы при анализе – дробность анализа – зависят от возможностей носителя сознания. Элементарной функциональной единицей памяти является связь актуальных единиц, или их ассоциация: объединение в пространстве и времени. Об этом мы с вами уже говорили ранее, когда рассматривали представления и отношения между ними. Напомню: по качеству ассоциаций различают три их вида. Это ассоциации по смежности (совместности) в пространстве и времени. Это ассоциации по сходству (близости) и/или различию. И это ассоциации по подобию и/или контрасту. Ассоциации по основаниям различия и контраста характерны только для человека, для его личного опыта. И именно они разрушаются в первую очередь при патологии.

Обобщённость. Сначала повторим. Обобщённость чего бы то ни было определяется его принадлежностью к классу, содержащему множество подобных элементов. Чем больше элементов входит в данное множество, тем более общим оно является, тем больше обобщённость у каждого члена множества, у каждого элемента. Теперь вспомним об обобщённости отдельных психических образований. Обобщённость у образа восприятия тем больше, чем больше различных объектов (или вариантов одного объекта) воспринимаются как представители одного класса (или как один объект). Обобщённость у образа представления не только, как правило, больше, чем у восприятия; в дополнение к пространственной и временной обобщённости у представления появляется внешняя обобщённость – по месту отдельного вторичного образа среди других вторичных образов. Обобщённость мысли дополняется ещё одной формой – переносом успешных действий в новые ситуации решения задач…

Обобщённость темперамента проявляется в единообразии субъективной формы психического отражения в широчайших пределах изменения его объективного содержания – как полезного или как вредного. Обобщённость сознания проявляется в возможности единообразно категоризовать (посредством языка) разнообразнейшее объективное содержание психического отражения, причём даже если это содержание не имеет никакого отношения к витальным потребностям данного носителя сознания.

Обобщённость памяти проявляется в категоризации чего-либо как бывшего-для-данного носителя памяти и, поэтому, ставшего для него своим. А в образе «Я », в этом «верховном» психологическом образовании личного опыта, своё выступает уже как моё. Так, «своими» для человека являются его организм в целом и его работа, все органы и ткани организма, его части и их различные характеристики. «Своими» для человека являются его личность, её грани, её проявления и любые их характеристики. «Своими» являются разнообразные отношения с действительностью, отношения объективные и субъективные. И вся душевная жизнь человека является для него «своей» (в норме!). И более того. Человек распространяет статус бывшего-для-себя и на отдельные объекты внешнего мира, т.е. обобщает их, вводя в категорию своих. Моя ложка, моя рубашка, моя кровать, мой дом, мой город, моя страна, моя планета… (Вспомним «Маленького Принца» и «Планету людей» А. де Сент-Экзюпери…).

Структурность памяти раскрывается по различным, как по общим, так и по особенным (по «своим») основаниям. Например, имея в виду место памяти среди других уровней психической организации, можно сказать следующее. Память человека формируется на естественной (индивидной) основе – на основе темперамента – и на социокультурной (личностной) основе: на основе сознания. Как высшее в отношении с низшим память (а) строится из «материала» того и другого, (б) память включает их в себя, (в) память испытывает их влияние, (г) память, в свою очередь, оказывает своё влияние на проявления и сознания, и темперамента. Ещё раз напомню, что темперамент определяет, прежде всего, формально-динамические характеристики памяти; сознание же определяет, прежде всего, её содержательные характеристики.

Имея в виду внутреннее строение памяти, её исследователи выделяют, прежде всего, последовательность трёх «процессов», или этапов. В их числе: «запоминание» (при получении информации), «сохранение» (в форме «упаковки» и переработки) и «воспроизведение» – при появлении необходимости использовать эту информацию.

Существенное обстоятельство: большинство преподавателей психологии и в наши дни, когда дают студентам определение памяти, воспроизводят последовательность «запоминание – сохранение – воспроизведение». Иногда в эту последовательность включают ещё и «забывание»… В связи с этим стоит обратиться к фактам психологии возрастного развития. Определение коровы как того, у кого «есть голова, живот, хвост и четыре ноги по углам», является хрестоматийным примером ответа русскоязычного дошкольника, жившего в первой половине ХХ века. Только к подростковому возрасту, к средней школе, закладываются физиологические и социальные основы для перехода к понятийному мышлению и к тому, чтобы формулировать определения с учётом объективного положения дел, с одной стороны, и с учётом правил логики – с другой стороны. И определение памяти через перечисление последовательности «процессов», раскрывающих её строение, раскрывающих феноменологию её механизма, свидетельствует об уровне развития науки о памяти в её приложениях к образованию…

Проводится структурирование памяти и по другим основаниям.

Так, признаётся, что «хранение» происходит в условиях постоянного накопления информации. Содержанием памяти признаётся ситуативная – «автобиографическая» – последовательность событий, которая оформляется семиотически. Сигналы занимают определённое положение среди не-сигналов; сигналы вступают в определённые отношения друг с другом; сигналы имеют определённые значения... Соответственно, иногда разводят в качестве особых «видов» памяти «ситуативную» память («эпизодическую», «фактическую») и «смысловую» («семантическую»). Причём говорят, что « семантическая память служит объединяющим и организующим каркасом для эпизодической памяти».

Признаётся также наличие пространственной и временной организации памяти. Это является основой для построения моделей так называемых «когнитивных карт» и для выделения на них «опорных точек» – субъективных проекций физического пространства. Все тренеры, а также спортсмены, нацеленные на высокие достижения, используют такие модели, а в оптимальных случаях и осознают, что делают это.

Главное же, когда речь идёт о структурировании, это то, что элементы в памяти объединяются посредством ассоциаций, а в целом образуют композицию, которая иерархична: в ней разводятся уровни сравнительной общности (центральности) и/или специфичности (периферийности) элементов – отдельных смыслов.

 

4. Атрибутивность памяти

Памятьрассматривается как функция человеческого организма в условиях общественной жизни её носителя. На этот счёт есть различные научные гипотезы: биохимические, биоэлектрические, нейрофизиологические, кибернетические, нейролингвистические… Для нас важно, что речь идёт о работе именно организма в целом как «системы функциональных систем», в которой роль центрального аппарата принадлежит головному мозгу с его десятками миллиардов (до 100 млрд) нейронов. И работа каждого нейрона опять-таки описывается системными моделями… Имея это в виду, можно сказать, что формирование личного опыта обеспечивается «проторением нервного пути, по которому шли нервные импульсы» при получении информации, и это «облегчает дальнейшую циркуляцию импульсов» при переработке (хранении) информации и при её воспроизведении. Отсюда – и основные методы воздействия на память: фармакологические, электрофизиологические, социально-психологические и производные от них.

Памятьрассматривается как процесс: в фило-, социо-, онто-, пато- и актогенезе.

В филогенезе формирование опыта собственной жизни у отдельной особи становится всё более выраженным по мере перехода по ступеням эволюционной лестницы. Так, время отсрочки при демонстрации приманки (показали – и спрятали) у ежа – всего несколько минут, по прошествии которых ёж забывает, что ему показали. А у шимпанзе, как и у ребёнка в конце раннего детства, – два-три дня. В социогенезе память характеризуется ростом её социальной, в частности, знаковой опосредствованности: вещной, изобразительной, текстовой, технической… В онтогенезе развитие памяти воспроизводит фило- и социогенез и оказывается более всего обусловленным собственной предметной практикой ежедневной активности. (См. выше – о законе личного времени).

Актуальный генез памяти в свёрнутом виде воспроизводит онтогенез и более всего обусловлен ситуативным состоянием носителя, в частности, его объективной и субъективной вовлечённостью в работу с информацией. Получение информации о происходящих изменениях, включение её в личный опыт и необходимая коррекция опыта становятся мощным фактором и для дальнейшего развития того, кому этот опыт принадлежит.

Так, в результате исследований, проведённых среди школьников, оказалось, что получение и закрепление информации, с одной стороны, и её творческое использование – с другой стороны, значительно разведены во времени: на несколько месяцев и более – до года. Можно предполагать, что и у взрослых людей (после 20-22 лет) последствия актогенеза отсрочены, а этапы онтогенеза памяти «пульсируют», хотя и с затухающей амплитудой, но с частотой, близкой к частоте «пульсации» этих этапов у школьников.

Патогенез памяти рассматривается, прежде всего, в контексте общих представлений о нарушениях в психическом развитии и «привязывается» к этапам актогенеза – к получению, хранению и воспроизведению информации. Нарушения памяти также «заземляются» на работу организма и, прежде всего, на работу головного мозга.

Пример. Сорокалетний житель чувашского города Канаш потратил последние деньги на вожделенную бутылку водки. Она должна была скрасить часы его досуга. Однако при выходе из магазина бутылка выскользнула из кармана. На глазах у обезумевшего покупателя она вдребезги разбилась, ударившись об асфальт. Нервная система мужчины не вынесла такого удара, и он лишился сознания прямо на пороге магазина. Мужчина очнулся в больнице, куда его доставили на машине «скорой помощи». Оказалось, что в результате перенесенного потрясения он потерял память. Бедняга не мог вспомнить, ни как его зовут, ни где он живет. Он забыл свое имя, забыл свой адрес. Только через несколько дней потерпевшего опознал сосед. Всё это время он разыскивал своего пропавшего товарища, посланного за водкой… (По: Пб Час пик. № 11 (269). 12.03.2003.)

Память рассматривается как свойство человека, или как его способность получать, сохранять и воспроизводить информацию. В литературе приводится множество примеров феноменальной – «эйдетической» – памяти. Есть исключительные случаи. Например, это память С. В. Шерешевского, описанная психологом А. Р. Лурией (Маленькая книжка о большой памяти. – М.: МГУ, 1986). В общем же установлено, что память развивается в результате систематической практики заучивания определённого материала. Главное при этом – рост скорости кодирования поступающей информации. (См. о памяти как деятельности в её регулятивном аспекте).

Памятьрассматривается как актуальное состояние её носителя, пребывающего на каком-либо из этапов информационного обмена со средой. Это (а) этап запечатления информации, (б) этап её латентной переработки (кодирования и сохранения), (в) этап её извлечения из анналов и использования. Особый вариант состояния – это готовность реагировать определённым образом на вероятные воздействия, или установка. Таким образом, установка – это всегда конкретный факт оперативного использования личного опыта. – Использования, которое некоторые исследователи выделяют как самостоятельный «вид» памяти.

 

5. Деятельностная природа памяти

Напомню, что этот ракурс характеристики психических образований в нашей работе по курсу раскрывается в трёх аспектах: регулятивном (связующим, «коммуникативном»), приспособительном (адаптивном) и осведомительном («ориентировочном», «информационном»).

Регулятивный аспект деятельностной природы памяти раскрывается в форме обеспечения текущего взаимодействия её носителя с окружающей действительностью. В общем, личный опыт в разном масштабе времени выступает в роли оперативного моста между прошлым и будущим, что обеспечивает непрерывность взаимодействия отдельного носителя с дискретной (состоящей из отдельностей) действительностью. В частности же, память обеспечивает целесообразность ситуативного психического отражения и поведения с позиции её носителя. По вовлечённости в происходящее человека как носителя памяти её проявления могут быть невольными, произвольными и послепроизвольными. А при достаточно выраженной субъектности (это уже следующий уровень психической организации!) проявления памяти могут быть и волевыми. ( Пример : Когда Уолт Дисней был ребёнком, он замучил сову. С тех пор он решил, что будет оживлять животных в мультиках. (Ист.: Рубрика «Обучение. Любопытные факты из Internet ») // Асток-пресс № 32 (652) 21.08.2006. С.8)) .

Приспособительный аспект деятельностной природы памяти раскрывается на всех её этапах в форме их оптимизации. Критерием оптимальности является соответствие всех текущих впечатлений (и своих реакций на происходящее) той картине мира, которая уже сложилась в рамках личного опыта. Такое соответствие называют « когнитивным балансом». Посредством памяти человек (а) проводит селекцию и коррекцию получаемой информации «под себя»; (б) сортирует и по-разному кодирует всю поступившую информацию; (в) извлекает информацию, наиболее подходящую для её ситуативного использования. Таковы общие психологические механизмы личной защиты, в отличие от личностной защиты, о которой говорилось ранее, в контексте темы «Сознание».

В связи с этим упомяну один из важных для повседневности законов личного опыта с выраженным приспособительным аспектом. Так, свои действия мы помним лучше всего, затем – эмоции и хуже всего помним объекты, вызвавшие наши действия и эмоции. (См. выше – о константности памяти). Из этого «вырастают» наши отношения к людям: мы любим тех, кому делаем добро, и испытываем отрицательные чувства к тем, кому принесли неприятности, даже если это и случилось нечаянно… С другой стороны, мы сами иногда почему-то (!) начинаем относиться неприязненно к своим благодетелям и благоволить тем, кто нас мучает… Таков, в частности, «стокгольмский синдром», при котором заложники неожиданно обнаруживают положительные чувства к своим захватчикам. Такими могут быть отношения человека к животным, к вещам (!), а в высших формах, с появлением элементов духовной жизни, так может развиваться и отношение человека к себе.

Субъективное равновесие, или консонанс в душевной жизни, оказывается мощным фактором социального (личностного) равновесия человека и его организменного (индивидного) гомеостаза. Иными словами, инструмент памяти опосредствует социальную и физическую адаптацию человека к миру. Именно поэтому говорят, что социальное благополучие и физическое здоровье человека зависят от него самого.

Осведомительный аспект деятельностной природы памяти раскрывается в механизмах рефлексии, обеспечивающих проверку адекватности и корректировку, по мере необходимости, личного опыта и, в том числе, образа «Я» (в широком смысле слова). Объективная основа для этого – удовлетворение социальных потребностей; оно подготавливает почву, в частности, для рефлексии: для осознания своей природы, для самотождественности. Освоение языка и формирование речи являются главными объективными предпосылками для рефлексии; наличие достаточного личного опыта – это главная субъективная предпосылка для неё. А самотождественность, или самоидентичность, понимается как соответствие своей жизни и своей природы сложившимся собственным представлениям о должном. Такое соответствие находит себе выражение, в частности, в согласованности своей сущности и её жизненных проявлений. В общем случае, согласие с собой повышает продуктивность человека и удлиняет основную фазу его жизни – взрослость.

Подведём итоги. В лекции дана характеристика человеческой памяти как личного уровня психической (душевной) организации, или интеграции. Для его возникновения необходимы природные и социальные условия, в том числе субъективные, в виде развития темперамента и сознания. Каждый человек имеет определённый видовой и социальный опыт. Это обеспечивает возможность формирования у него и собственного, прижизненного опыта, или памяти в узком специальном значении слова. А этот уровень душевной организации с его специфичным ядром, с образом «Я», оказывается уже психологическим основанием для развития следующего уровня – уровня психической субъектности, или Самости (по Карлу Густаву Юнгу – в русском переводе).

____________________________________

 

Задания по «ЛК-11. Память»

Для начала каждого ответа в качестве ключевых используйте фрагменты слов и слова, выделенные курсивом.

1. Какие общие грани памяти учтены в каждом из трёх аспектов её определения?

а) Личный, или частный уровень психической организации (Пример начала ответа: «1а) Личный ур. пс. орг. раскрывает…» Что? На остальные вопросы начинайте отвечать по аналогии);

б) Опыт собственной жизни;

в) Инструмент самосохранения и ориентации в типичных для данного носителя психики жизненных ситуация х.

2. Жизненные проявления памяти (в виде соответствующих характеристик человека)… Что Вы можете о них сказать, в общем?

3. Приведите бытовые примеры каждого из выделенных личных проявлений человека:

а) его впечатлительности, б) избирательности, в) вовлечённости, г) мотивированности, д) личного врем ени, е) обучаемости, ж) опосредствованности приобретения и использования информации, з) организованно сти личного опыта.

4. Какие сферы активности человека как частного лицаВам известны?

а) дайте им общее название; б) перечислите их основные формы.

5. Свойства памяти … Что Вы можете о них сказать, в общем?

6. Атрибутивность памяти… Что Вы можете сказать о памяти: а) как о функции?.. б) как о свойстве?.. в) как о процессе?.. г) как о состоянии?..

7. Как раскрывается деятельностная природа памяти?

а) в приспособительном плане – … ; б) в регулятивном плане – …; в) в осведомительном плане – …

8. Почему: а) бывает плохая память? б) люди на неё жалуются? в) память бывает хорошей? г) бывает, что мы вдруг вспоминаем, что что-то забыли, но не можем вспомнить, чт? именно?

_______________________________________________________