Еремеев Б. А. Проявление познавательной позиции у одного соискателя учёной степени по психологии

В сообщении рассматривается проявление познавательной позиции у одного соискателя учёной степени кандидата психологических наук. В частности, рассматривается то, как в автореферате диссертации раскрываются основные понятия исследования.

Под познавательной позицией в данном случае понимается позиция человека, вовлечённого в ситуативную деятельность по оптимизации субъективной картины мира, по оптимизации её отдельных компонентов и/или аспектов. Не все исследователи соглашаются с таким пониманием познания. Но в его пользу свидетельствуют и история философии в общем, и психология познания в частности, в том числе и психология развития познания в разных масштабах пространства, времени, национальных культур. Они дают все основания для того, чтобы не сводить ни познание вообще, ни его отдельные акты к какому-либо из аспектов его содержания и/или формы, сколь существенными они не были бы ситуативно с точки зрения самого познающего субъекта.

В то же время каждый случай осознанного познания, познания как продуктивной человеческой деятельности, является целенаправленным. И при рефлексии процесса и результата такого познания становится ясным, что оно предполагает преобразование субъективной картины в целом (в каком-либо структурном плане) и/или с каким-либо акцентом в содержательном или в формальном плане. Структурный план раскрывается в трёх основных масштабах: по месту взятой отдельности среди условий её порождения, существования и познания; по месту взятой отдельности среди других отдельностей того же рода и по её внутреннему строению. И едва ли не самый известный вариант структурной оптимизации субъективной реальности - это преодоление её носителем возникающего у него «когнитивного диссонанса» - дисбаланса между актуальными аспектами субъективной картины. И такой дисбаланс находит себе категориальное отображение в виде соответствующей концептуальной модели, в которой аспекты субъективной картины выступают уже как компоненты данной модели. Различение реальности и её категориального моделирования - обязательный исходный момент при познавательной рефлексии в научном контексте.

Исследователи-психологи традиционно анализируют взятую ими отдельность, любое психическое образование (или его атрибут), как определённый аспект («компонент») субъективной картины действительности. При этом чаще всего делается акцент на содержании этой отдельности, или на её рациональной стороне. Это значит, что в психическом образовании исследователь выделяет, прежде всего, то, чт? именно отражается носителем этого психического образования, его «хозяином» как познающим субъектом. При этом каждый исследователь-психолог по-своему категоризует «чистые» содержательные единицы, кванты отражаемого, и использует их множество в качестве эталона, с которым и соотносит содержание взятого психического образования. Получается, что исследователи соотносят фрагменты (или аспекты) рассматриваемого мира-для-носителя психики с аналогичными фрагментами (или аспектами) мира-для-себя.

Также возможен акцент на субъективной форме взятого компонента (или аспекта) субъективной картины мира. Тогда при анализе психического образования (или его атрибута) исследователь-психолог выделяет то, к?к именно осуществляется превращение действительности в действительность-для-субъекта, к?к формируется психический образ действительности. При этом исследователь выделяет абстрактные «чистые» функциональные единицы душевной жизни и/или её собственные психологические механизмы. Опять-таки именно свои представления о природе субъективности - как «аффективности» - исследователь использует в качестве эталона, с которым соотносит свои впечатления, свою трактовку того, какова эта субъективность («аффективность») у носителя исследуемого психического образования.

Общность между эталонными конструктами у исследователя и распознаваемыми им конструктами у носителя психики может быть разной. Выраженная общность становится основанием для того, чтобы исследователь признал в этом носителе коллегу по научному дискурсу, - по крайней мере, в пределах взятой предметной области. А объективность в исследованиях субъективной реальности начинается там и тогда, где и когда учитываются телесные («вещественные») (а) условия для возникновения, существования и познания субъективной реальности и (б) значащие формы её выражения, проявления и фиксации.

Разведение объективного содержания и субъективной формы в психическом образовании с последующим выделением подходящих однопорядковых проявлений (значащих единиц) того и другого проводится в рамках универсальной методической парадигмы исследования деятельности - в рамках парадигмы её контент-анализа. Причём каждое отдельное проявление деятельности как единица наблюдения может рассматриваться и в её процессуальном, и в её результативном выражении.

В оптимальном случае результаты контент-анализа подлежат дальнейшему синтезу - синтезу парному и синтезу композиционному, или синтезу целого. Проводя такой синтез, исследователь учитывает единство содержания и формы, присущее любой взятой отдельности. В данном контексте можно сказать, что исследователь возвращается к реальности психического образования (или его атрибута), выделенного им в субъективной картине мира и взятого в качестве объекта в отдельном психологическом исследовании.

В конечном счёте, обобщающее научное описание любого психического образования в современных условиях - это всегда его структурное описание. Это всегда формирование категориальной модели психического образования, в которой учтено единство его объективного содержания и субъективной формы. Такая модель отображает субъективную реальность в единстве главных её сторон: рациональной («познавательной») и аффективной, или «эмоционально-регулятивной». И продолжение последовательного движения познания в этом направлении приобретает форму интегративного подхода, при котором исследуемая отдельность рассматривается уже как элемент в составе различных структур более высокого порядка.

Таково вкратце моё понимание познавательной деятельности и общей парадигмы её собственно психологического познания - как метапознания, или как гносеологической рефлексии. Это понимание положено в основу предлагаемого подхода к распознаванию, оценкам и интерпретации того, как проявляется познавательная позиция у отдельного соискателя учёной степени по психологии. Каждый соискатель учёной степени по определению является исследователем, который обнаруживает свою познавательную позицию, ход и результаты своих исследований, через порождаемые им тексты как их автор.

С моей точки зрения, специализация принятых оснований, наиболее отвечающая объективному положению дел, - это анализ проявлений в тексте познавательной позиции автора в контексте опять-таки психологии деятельности. При таком подходе важно различать три основные уровня - или три масштаба анализа - с выделением соответствующих структурных единиц познания на понятийном его уровне. Предполагается, что именно посредством таких разномасштабных единиц реализуется конструктивная активность автора. Она же находит себе выражение и в тексте. Сначала человек как исследователь целенаправленно распознавал и преодолевал (разрешал) актуальные для себя противоречия во взятой предметной области, а затем раскрывал в обобщённом виде свою работу для потенциального читателя, отображая её условия, ход и результаты в виде текста - уже как его автор.

И в число разноуровневых общепринятых единиц познания входят: познавательная деятельность автора в общем - на макро-уровне; составляющие её познавательные действия - на мезо-уровне и составляющие каждое действие познавательные движения, в том числе мыслительные операции, - на микро-уровне. Причём проявляются все эти единицы познания в виде суждений в отдельных авторских высказываниях. Именно высказывания становятся разномасштабными единицами наблюдения, которые выделяются в тексте, порождённом автором. Для соискателей учёной степени максимально обобщённым высказыванием является формулировка темы их диссертации. Специфичными являются формулировки отдельных определений, которые даются основным (базовым) и рабочим (инструментальным) понятиям в проведённом исследовании. Единичными являются высказывания при конкретизации автором отдельных положений и, в частности, при характеристике выделенных автором фрагментов (или аспектов) действительности.

В данном случае взята предметная область проявления познавательной деятельности у соискателя учёной степени кандидата психологических наук. Рассмотрен текст автореферата диссертации и особо выделены формулировка темы и определения рабочих понятий - как главные компоненты эксплицированной авторской модели исследования. Тем самым конкретизированы условия для предстоящего анализа речевых проявлений социального познания у человека, ставшего соискателем учёной степени. При выполнении им научной работы совершались особенные познавательные действия, в рамках которых производились подходящие мыслительные операции. А фоновой в данном случае является посылка, что каждое научное исследование всегда выполняется в рамках определённой методологической парадигмы, производной от исходного теоретического конструкта. И это верно, даже если сам автор не осознаёт (и прямо не вербализует в тексте) ни своей исходной теории, ни вытекающей из неё методологии, которая фактически реализуется в диссертационной работе. Однако общие требования к оформлению текста диссертации обычно выполняют все соискатели учёной степени. В том числе в текст автореферата включается перечисление «теоретико-методологических оснований работы», или её соответствующих предпосылок. Правда, иногда оно остаётся только дежурной декларацией.

В соответствии со сказанным выше, для диагностики познавательной позиции у автора диссертации [1] я буду использовать конструкты, раскрытые в двух моих статьях. Это статьи об основных понятиях психологии, составляющих ядро её предмета [2], и об основных понятиях психологического исследования, определение которых кладётся в основу разработки программы исследования [3]. Выраженное в этих статьях понимание должного в научной работе при проведении исследования я использую в качестве эталона при распознавании, оценке и интерпретации проявлений познавательной позиции у коллеги-психолога - соискателя учёной степени.

Обычно определению рабочих понятий предшествует конкретизация социокультурных условий для выполнения диссертационного исследования, в общем и в деталях, - даётся обоснование его практической и научной актуальности. В оптимальном случае среди выявленных противоречий намечаются и те, которые кладутся в основу проблемы исследования, - как противоречия, ставшего явным и стимулировавшего соискателя учёной степени провести своё исследование, чтобы внести ясность в неопределённую ситуацию.

После определения рабочих понятий обычно оцениваются полученные результаты: их достоверность и надёжность, их научная новизна, их теоретическое и практическое значение. И за оценками обычно раскрывается затекст диссертационного исследования - в форме апробации и внедрения его результатов.  Чаще всего автор говорит здесь о своём участии в различных формах научной коммуникации: о выступлениях, докладах, сообщениях, об участии в дискуссиях, конференциях, съездах, - а также о фиксации всего этого в публикациях и в документах, подтверждающих использование сделанного автором в социальной жизни.

И в этом контексте знаковыми проявлениями познавательной позиции соискателя учёной степени становятся, прежде всего, именно исходные авторские конструкты, а также фактические результаты исследования, раскрытые через их авторское описание, через авторские оценки и интерпретацию.

1. Начну с формулировки темы, которая указывает на предметную область, привлекшую внимание автора. В данном случае это «Психологическое содержание эмоциональной отзывчивости на музыку».

Психология начинается там, где есть учёт субъективной реальности, в частности, учёт чувств, мыслей и намерений у людей, о которых зашла речь. И, насколько я понимаю, «психологическое содержание» есть у любого человеческого проявления, которое имеет объективное значение и/или субъективный смысл и которое в своём физическом существовании выступает для познающего как форма психического, или как его знак.

«Отзывчивость» - это личностное качество человека, члена общества и носителя определённой культуры. Отзывчивость заключается в социальной реактивности человека, или в его активизации под воздействием стимулов социальной природы. А «музыка» - это безусловный факт культуры. Поэтому выражение «психологическое содержание (...) отзывчивости на музыку» можно было бы понять как учёт субъективного аспекта, субъективной стороны, у (человеческого) реагирования на музыку. Но автор при формулировке темы использует ещё и определение отзывчивости как «эмоциональной». Тем самым выделяется вполне определённый аспект реагирования, один из универсальных аспектов его субъективной стороны: не когнитивный аспект, не конативный и не рефлексивный, а только эмотивный. И семантику формулировки темы уже можно трактовать двояко. Поверхностная трактовка предполагает, что автор упускает из виду: эмоциональность отзывчивости на музыку - это один из аспектов её психологической природы.

Другая трактовка допускает, что в данном случае выражение «психологическое содержание» на фоне его общего значения, раскрытого выше, приобретает особенный смысл, и вся формулировка темы отсылает уже к особым теоретическим конструктам, раскрывающим природу именно эмоционального - как частного, а не психического - как общего. И при таком понимании формулировка темы диссертации:

(а) указывает на наличие у «отзывчивости», с позиции автора, содержания иного рода, не психологического. И это, непсихологическое содержание, автор исключает из сферы своего внимания, абстрагируется от него;

(б) указывает на то, что автор, выделяя содержание, отвлекается от формы «эмоциональной отзывчивости на музыку». То есть автор отвлекается от того, в чём именно обнаруживает себя эта отзывчивость. Появляется предположение о возможной иррациональности авторской познавательной позиции;

(в) указывает на наличие не-эмоциональной отзывчивости на музыку, которая опять-таки, в соответствии с определением, остаётся за пределами авторского внимания...

В связи с этим возникают вопросы, на которые соискатель учёной степени должен был бы ответить в своей работе.

1. Какова специфика собственно психологического содержания отзывчивости на музыку, в отличие от непсихологического содержания этой отзывчивости?

2. Как выделить психологическое содержание отзывчивости на музыку, отвлекаясь от значащей физической формы проявления этой отзывчивости?

3. Как отвлечься от не-эмоциональных аспектов психологического содержания отзывчивости? (Тем более что базовым свойством эмоций как психических образований, часто называемых «процессами» или «состояниями»,  является их необособимость (в норме!) от познавательных и регулятивных явлений («процессов»)).

Но данные вопросы автоматически снимаются, если автор по-своему понимает слова, использованные при формулировке темы, и если их авторский смысл не пересекается с вариантами значения этих слов, принятыми в научном контексте... То есть появляется предположение о паранаучности познавательной позиции у соискателя учёной степени.

2. «Проблема психологического содержания эмоционального переживания и механизмов эмоционального реагирования остаётся не до конца изученной». - С этого высказывания начинается «общая характеристика работы» и, в частности, «актуальности исследования» [1, c.3].

В контексте данного высказывания слово «проблема» использовано как синоним слова «тема». И в тексте автореферата нет формулировки проблемы диссертационного исследования - как актуального (в том числе и для автора) противоречия на практике и/или в науке, которое автор берётся разрешить в своём исследовании.

«До конца изученность» какой-либо темы или каких-либо «вопросов» [1, с.3, 4] возможна - и бывает! - только при усвоении учебного материала, который предусмотрен определённой образовательной программой... И только в ответе о чём-либо по учебнику может быть «исчерпывающая информация» [1, с.8]. Но не в условиях научного познания как социальной деятельности по оптимизации рациональной картины мира. Ибо научное изучение чего бы то ни было непрерывно и бесконечно (в пределах существования субъекта науки), в отличие от отдельности и ограниченности каждого научного исследования, что как будто бы учтено автором при формулировке цели. Получается, что для данного соискателя учёной степени характерен учебный подход к научному познанию.

3.  «Цель (...) состоит в выявлении и описании (...) отзывчивости на музыку» [1, с.4]. Приведённая часть формулировки вполне определённо свидетельствует о познавательной установке автора как об аналитической и фактологической. Она предполагает, что в оптимальном случае результатом исследования должна стать конкретная (то есть разносторонняя) обобщающая характеристика отзывчивости на музыку с точки зрения психологии. Такое целеполагание было бы рационально и конструктивно в условиях исходной неопределённости взятой исследователем предметной области. Но автор предполагает выявить и описать «психологическое содержание эмоциональной отзывчивости...», о чём уже шла речь ранее (п.1). Ранее также уже упоминались выражения об отсутствии «исчерпывающей информации» о чём-либо и о том, что что-то «остаётся не до конца изученным» (п.2). Эти выражения настраивают читателя на авторское намерение получить-таки «исчерпывающую информацию» и даже дать «полное представление об эмоциональной отзывчивости на музыку». Но такая познавательная позиция кажется нереалистичной и весьма далекой от научной позиции.

4. «Объектом исследования являются неспецифические индивидуально-типологические особенности испытуемых как возможные компоненты эмоциональной отзывчивости на музыку, а также феномены, специфические для ЭОМ» [1, с.4].

Получается, что автор рассматривает «...особенности испытуемых как (...) компоненты эмоциональной отзывчивости на музыку» и... «феномены, специфические для эмоциональной отзывчивости на музыку»... Получается, таким образом, что объект для автора - это особенные проявления (а) испытуемых и (б) эмоциональной отзывчивости на музыку, которые выделены автором в определении рабочего понятия. А далее в тексте, после прямого определения того, что же является объектом исследования, говорится также о том, что «рассматривается», «изучается» «эмоциональная отзывчивость на музыку (...) как общепсихологическая категория» [1, с.8]. То есть объект для автора - это уже (в) «...отзывчивость (...) как (...) категория». И на той же странице, немного ниже, говорится, что в исследовании выполнена «разработка проблемы психологического содержания эмоциональной отзывчивости на музыку как общепсихологической категории». То есть объект для автора - это уже (г) «...проблема психологического содержания (...) категории»... Вместо отдельного психического образования в тексте в качестве объекта исследования обозначены четыре разнородных отдельности: проявления испытуемых, проявления эмоциональной отзывчивости на музыку, категория отзывчивости и проблема психологического содержания категории...

Таким образом, познавательная позиция автора в отношении объекта исследования оказывается явно неопределённой. Это подтверждается и тем, что эмоциональную отзывчивость на музыку, или переживание музыки (по Б.М. Теплову), автор прямо отождествляет со «способностью чутко улавливать эмоционально-смысловое наполнение музыкальной единицы», то есть с чуткостью. Но чуткость - это уже другое личностное качество человека как члена общества, как носителя определённой культуры. Чуткость - это социальная чувствительность человека, или его сенситивность к воздействиям стимулов социальной природы. Получается, что автор в своих рассуждениях не различает эмоциональный и когнитивный аспекты у субъективного отношения к музыке... Хотя в работе говорится и о «когнитивных компонентах эмоциональной отзывчивости на музыку» [1, с.17 и др.], и о «когнитивных стилях», некоторые из которых «напрямую не связаны с познавательной деятельностью, и даже по названию относятся к неким свойствам личности» (?!) [1, с.11]...

Есть основания для вывода о рядоположенности используемых автором категорий и о синкретичности, допонятийности всего исходного конструкта. Сделанный вывод подкрепляют, в частности, авторское определение эмоциональной отзывчивости на музыку и таблица, отображающая авторскую модель этой отзывчивости, почему-то названная «рисунком» [1, с.19]. Эмоциональная отзывчивость на музыку, по мнению автора, «это переживание выразительного значения музыкальных образов в виде амбивалентности аффективной реакции на музыкальное произведение, а также сюжетного и/или символического способа обработки музыкальной информации». А модель представлена перечнем из семи характеристик людей и их реакций, распределённых автором по двум основаниям с двумя градациями каждое - всего по четырём категориям «компонентов ЭОМ». Одно основание - это «особенности испытуемых (неспецифические компоненты ЭОМ)» и «феномены, специфические для ЭОМ (качественно-специфические компоненты ЭОМ)». Второе основание - это варианты «компонентов»: «эмоциональные» и «когнитивные»...

5. «Предметом исследования служат психологические компоненты эмоциональной отзывчивости на музыку» [1, с.4].

С моей точки зрения, предмет вообще понимается как данность объекта субъекту, или как объект-для-субъекта, или как субъективное инобытие объекта. В каждом исследовании предмет - это то, с чем непосредственно имеет дело исследователь, когда познаёт свой объект. В психологическом исследовании предметом становится то, в чём выражен объект исследования; это то, в чём выражено исследуемое психическое образование. Таким выражением всегда является сложный знак, посредством которого исследователь-психолог распознаёт то, что его интересует, распознаёт свой объект - психическое образование как значение данного знака.

Знаками эмоциональной отзывчивости на музыку являются разноуровневые человеческие проявления - от физиологических до социальных. Они имеют психологическое значение, то есть обнаруживают субъективное отношение к музыке как её переживание. И о «компонентах», или о составных частях в психологическом контексте уместно вести речь именно в связи со значащими физическими проявлениями психики.

Но, говоря о предмете, автор не даёт конкретизации значащих физических проявлений психики, хотя и приводит примеры различных исследований по музыкальной психологии. Здесь автор использует слово «музыкальность» и, упоминая суждение Б.М. Теплова о вариантах его значения, почему-то считает возможным рассматривать эмоциональную отзывчивость на музыку «как комплекс (...) свойств индивидуальности, либо как (...) специфическое свойство» [1, с.5].

Получается, что автор  произвольно переводит гносеологическую позицию Теплова в онтологический план. При этом автор также произвольно противопоставляет внешний и внутренний аспекты целостности у эмоциональной отзывчивости на музыку, превращая их в альтернативные. Но отзывчивость, безусловно, является одновременно и отдельным, и сложносоставным целостным свойством. Поэтому никак нельзя согласиться с трактовкой, предлагаемой соискателем, для конструктивной и эвристичной позиции Б.М. Теплова, весьма современной и в наши дни.

Ограниченность, несогласованность и противоречивость собственных формулировок остаются вне внимания автора. Отсутствует это внимание даже на уровне коротких высказываний. Так, автор говорит о людях «различного возрастного диапазона», а в число 10 музыкантов, привлечённых к исследованию в качестве экспертов, автор включает профессионалов со стажем... от 1,5 (?!) до 40 лет [1, с. 13]. Характеристики людей рассматриваются как компоненты их эмоциональной отзывчивости на музыку, а контент-анализ (т.е. анализ содержания) назван первым в ряду «математико-статистических методов» [1, с.7]. Автор не только использует бытовое клише - «восприятие музыкальных идей», - но говорит об «эстетическом и осмысленном» характере восприятия[1, с.11]. И т.д.

Подведу итог проведённому анализу основных высказываний в тексте автореферата диссертации, предложенной на соискание учёной степени кандидата психологических наук. Как же раскрывается познавательная позиция у данного соискателя?

В данном случае социальное познание обеспечивается посредством допонятийной мысли. В тексте устойчиво проявились отсутствие децентрации, отсутствие должного соотнесения содержания и объёма у понятий разной обобщённости, а также отсутствие соотнесения постоянных и переменных характеристик объектов. Не проявились должные индуктивность - дедуктивность мышления и обратимость мыслительных операций. Не обеспечено должное единство эмпирического и концептуального уровней исследования. Не проявилось понимание отношений между сущностью и явлениями, между существующим и его познанием, в частности, в психологии. Не проявилось понимание причинно-следственных отношений и многозначности всего существующего... Отсюда - околонаучность процесса и результата обобщения большой работы, проведённой автором при сборе эмпирического материала и при его обработке с использованием пакета стандартных статистических программ и компьютерного обеспечения.

 

Список литературы

  1.  Адмакина Т.А. Психологическое содержание эмоциональной отзывчивости на музыку: Автореферат дисс. ... канд. психол. наук. - СПб., 2010. - 22 с.
  2. Еремеев Б.А Основные понятия психологии (из опыта профессиональной рефлексии) // Методология и история психологии: Научный теоретико-методологический и историко-психологический журнал. 2006. Том 1. Вып. 1. С.41-54.
  3. Еремеев Б.А Основные понятия психологического исследования // Методология и история психологии. 2007. Том 2. Вып. 3. С.29-42.

Опубликовано: Интегративный подход к психологии человека и социальному взаимодействию людей // Материалы научно-практической заочной конференции «Интегративный подход к психологии человека и социальному взаимодействию людей» / Под редакцией В. Н. Панферова, Е. Ю. Коржовой и др. - СПб.: Издательство НИИРРР, 2011. - С. 188-196.