Еремеев Б. А. Понимание человека

Понимание - это включение чего-либо в субъективный опыт. Понять что-то - значит (а) установить его связи (ассоциации) с тем, что уже известно, оценено, истолковано, и (б) поместить это что-то в определённое место в субъективной картине мира. Понимание как деятельность по осмыслению чего-либо рассматривается во внешнем и внутреннем планах.

Во внешнем плане понимание и рождается, и обнаруживает себя (экстериоризуется) в различной активности человека. Эта активность и раскрывает, и создаёт связи между выделенным объектом как фигурой и другими объектами, фоновыми по отношению к выделенному объекту.  Эта активность объединяет субъекта с объектом. В этой активности поступающая информация включается в имеющуюся информацию.

Различаются несколько форм внешней активности, наиболее красноречиво раскрывающих понимание. Это копирование - действие по предложенному образцу. Это следование инструкции. Это использование полученной информации для решения задач. Это перевод из одной знаковой системы в другую и, в частности, речевое выражение собственной позиции («пересказ своими словами»). Это восстановление целого по имеющимся фрагментам, или интерполяция. (Ср. с «безотчётным структурированием» как одним из эффектов оценивания человека). И это выход за пределы наличной ситуации (экстраполяция) - в форме готовности действовать в соответствии с грядущими изменениями ситуации, или упреждающее поведение, в основе которого лежит прогнозирование («опережающее отражение»).

Во внутреннем плане понимание - это усвоение воспринятого, или его интериоризация. Объективная ситуация «здесь-и-теперь» раскрывается субъектом и включается в его картину мира. Расширяется актуальная предметная область, или взятый субъектом фрагмент (аспект) действительности. Воспринимаемое осмысливается, то есть обогащается за счёт осведомлённости и пристрастности того, кто получает информацию.

Чтобы что-то понять, надо сначала узнать, определить для себя, что же это такое, а затем оценить по подходящим основаниям, истолковать (интерпретировать) в нужном ключе и сделать вывод, в частности, принять, отвергнуть или проигнорировать. Существенно, что, осознавая любую отдельность, как реальную, так и иллюзорную, человек наделяет её собственными чертами. Очеловечивается всё: компоненты окружающей среды и её атрибуты; всё, что создано людьми и атрибуты созданного; любые атрибуты самого человека, в том числе части и органы  его тела...

Понимание человека человеком характеризуется более или менее выраженной рефлексивностью - в философском и в математическом значении слова. Я отдаю себе отчёт в том, что другой человек, воспринимаемый, оцениваемый и интерпретируемый мной, в принципе - такой же, как я. Причём понимание другого человека идёт на разных уровнях обобщённости. В самом общем случае - это человек, в отличие от объектов иной природы. При уменьшении обобщённости подхода другой человек берётся уже как особый объект среди ему подобных - как человек среди людей. При ещё большей  специализации актуальной становится некоторая проекция человека. Актуальны его определённые стороны, качества, либо даже части или компоненты. И в самых частных случаях понимания речь идёт о выраженности отдельных проявлений человека во взятом отношении - о выраженности каких-то признаков, каких-то проявлений состояния или какого-либо свойства, какого-либо процесса или функции.

Отсутствие или редукция рефлексивности при понимании человека ведут к «расчеловечиванию». Поводом для него может послужить любое ситуативное обстоятельство, причём среди наиболее вероятных - какие-то признаки самого человека-объекта. К их числу относятся, прежде всего, воспринимаемые признаки его внешности. Однако действительные причины «расчеловечивания» имеют социально-психологическую природу. Самая общая из них - это культура понимающего субъекта как члена общества, как участника определённых социальных групп. Существенным также является уровень интеллектуального развития и, в частности, развитие речевого мышления. Только на уровне понятийного мышления, на уровне разума возможен выход за пределы собственной ситуативной позиции и переструктурирование ситуации с иных точек зрения и в другом масштабе. Только на уровне понятийного мышления возможны и учёт, и принятие позиции другого человека как отдельной, самостоятельной, свободной. Существенны также общие и частные установки по отношению к людям, в том числе - определённость критериев для различения «своих» и «чужих». Чем более актуально для субъекта такое разведение, чем оно более выражено, тем менее вероятно ситуативное отнесение «чужих» к категории людей.

Типичные формы «расчеловечивания» кристаллизованы в предрассудках, которые могут быть субкультурными, групповыми, персональными. Предрассудок - это установка по отношению к хорошо различимой группе людей, сформировавшаяся в результате ошибочного обобщения, в частности, на основе неполной или искажённой информации.  Предрассудки формируются и функционируют в общественном сознании в условиях высокой опосредствованности взаимодействия мифами обыденного знания. Предрассудки подкрепляются иррациональным, в частности, агрессивным поведением в скоплениях людей - как в организованной группе, так и в толпе (особенно). Предрассудки преодолеваются при познании человека в условиях межличностного взаимодействия и, особенно, при продуктивной совместной деятельности, способствующей формированию личных отношений между людьми.

«Расчеловечивание» оказывается психологической предпосылкой для дискриминации в обществе. Тогда «расчеловечивание» так или иначе оправдывается, имеет место её «рационализация». Дискриминация проводится по признакам человека как индивида, как личности, как частного лица. В крайних формах дискриминация сопряжена с покушением на свободу, достоинство, здоровье и даже на жизнь других людей.

При понимании человека как представителя определённой категории всегда встаёт вопрос о конкретизации именно данной категории, а не какой-то другой. Вопрос этот кажется надуманным (тривиальным) только на первый взгляд, и обыденное сознание зафиксировало это в пословице: «Я ему - про Фому, а он мне - про Ерёму». Лучше всего понимаются те, кто принадлежат к той же категории (группе), что и сам человек, пытающийся понять других. Как только оказывается, что речь заходит о представителях других категорий, точность понимания снижается. Даже когда опытные педагоги моделируют типичные реакции у различных участников педагогического взаимодействия на стандартные задания, они лучше предсказывают ответы «учителей вообще», чем типичные ответы хорошо знакомых учащихся определённого возраста и пола.

Для повседневной практики наиболее характерно понимание каких-то отдельных атрибутов человека. Здесь существенно и то, чтобы речь шла об одних и тех же атрибутах, и то, чтобы одни и те же их обозначения атрибутов понимались единообразно. Очевидно, что это распространяется, прежде всего, на личностные проявления человека, или на его социальные проявления в отношениях с людьми и в совместной деятельности.

Наконец, на практике, в том числе и в условиях образования, существенно понимать, как и насколько выражен тот или иной атрибут, чтобы его справедливо (часто говорят: «объективно») оценивать. Фактически одно и то же проявление атрибута (знания, умения, отношения, рефлексивность) в различном социально-психологическом контексте может трактоваться и как избыточное, и как удовлетворительное, и как недостаточное. Прямое оценивание (в баллах) или накоплением баллов по шкалам вопросников характеризует уровень ситуативной нормативности (приемлемости) того, насколько выражен атрибут. Иными словами, характеризует социально-ситуативную типичность проявления. Суждение о правильном понимании человека, когда речь идёт о выраженности у него какого-либо атрибута, должно опираться на учёт структуры проявлений этого атрибута в пространстве (в различных ситуациях) и во времени (в развитии).

 

Литература

  1.  Автономова Н.С. Метафорика и понимание //Загадка человеческого понимания /Под общ. ред. А.А. Яковлева. - М.: Политиздат, 1991. С.95-113.
  2. Автономова Н.С. Ещё раз о понимании //Загадка человеческого понимания /Под общ. ред. А.А. Яковлева. - М.: Политиздат, 1991. С.265-276.
  3. Бодалёв А.А. Личность и общение: Избранные труды. - М.: Педагогика, 1983. С.173-260.
  4. Знаков В.В. Понимание в познании и общении. Самара, 1998.
  5. Знаков В.В. Понимание как проблема человеческого бытия //Психологический журнал. - 2000. - № 2. С.7-16.
  6. Еремеев Б.А. Уровни категоризации при понимании человека человеком и при психологическом изучении понимания //Мир психологии. 2001. N 3 (27). С.93-103.
  7. Леонтьев Д.А. Внеличностные и межличностные формы смысла //Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. - М.: Смысл, 1999. С.369-439.
  8. Парыгин Б.Д. Общение и взаимопонимание людьми друг друга //Парыгин Б.Д. Социальная психология: Учеб. пособие. - СПб.: СПбГУП, 2003. С.350-362.
  9. Свенцицкий А.Л. Социальная психология: Учебник. - М.: ООО «ТК Велби», 2003. С.254-270.
  10. Тульчинский Г.Л. Понимание и эффективность социальной коммуникации //Гусев С.С., Тульчинский Г.Л. Проблема понимания в философии. - М.: Политиздат, 1985. С.130-163.

Опубликовано с ред. изм.: Еремеев Б. А. Понимание человека // Воспитание этнотолерантности подростка в семье: Словарь / Под общ. ред. Козловой А. Г. /Серия: В помощь классному руководителю. - СПБ.: ООО НЕСТОР, 2005. - С.173-176.