Еремеев Б. А. Плеяда профессоров Герценовской психологической школы

Перечень из 19-и имён профессоров-психологов предложен в тематике Международной научно-практической конференции, посвящённой 85-летию кафедры психологии, психологической науки и образования в Герценовском Университете. Выявлено распределение этих фигур в тематическом пространстве их основных публикаций. Публикации учтены по первому и второму изданиям справочника: Профессора Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена в ХХ веке: Биографический справочник / Под ред. Г.А. Бордовского, В.А. Козырева. - СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2000; 2-е изд., испр. и доп., 2002.

Тематика научных публикаций находит себе концентрированное выражение в формулировках их названий. Категории, раскрывающие эти формулировки, входят в научную предметную область, в пределах которой и распределяются интересы отдельных учёных. Общность научных интересов обнаруживает себя в пересечении категориального аппарата (словарей). Чем больше эта общность у отдельного учёного с его коллегами, тем более типична его позиция.

Эмпирический материал обобщён по категориальному наполнению формулировок, раскрывающих названия четырёх опубликованных работ у каждого автора. Это категориальное наполнение взято в исследовании как отдельная единица наблюдения. Обобщающее описание имеет три этапа: 1) проведён сплошной индуктивный контент-анализ каждой из 19-и единиц наблюдения с учётом всех субъективных категорий (единиц анализа), раскрывающих персональные позиции. В качестве единиц счёта выступают слова, выражающие субъективные категории; 2) проведено логическое суммирование результатов индуктивного контент-анализа по 19-и позициям. Тем самым определена их совместная предметная область - как основание для последующего соотнесения персональных позиций; 3) проведено выявление структуры предметной общности между 19-ю персональными позициями, или определение отношений парного сходства между ними и определение их композиционных отношений: суммарного сходства каждой позиции со всеми остальными.

Этапы операционально конкретизируются так. Для каждой персональной библиографии составляется сплошной алфавитный словарь лексических основ слов (лексем), перекрывающий формулировки четырёх названий. Персональные словари маркируются порядковыми номерами - с 1-го по 19-й - и логически суммируются. Так формируется алфавитно-частотный распределительный словарь, все элементы которого имеют свои «адреса», отсылающие к исходным персональным словарям.

Затем описывается пересечение в парах персональных словарей на фоне суммарного словаря. Здесь используется коэффициент корреляции Пирсона для качественных признаков, или тетрахорический показатель. Полученное множество показателей парного сходства становится материалом для описания композиции структуры - как положения в ней соотносимых персон. Это положение интегрирует все парные отношения сходства у взятой персоны с остальными и характеризуется большей или меньшей центральностью.

Для описания композиции существенны два момента. Во-первых, это признание аддитивности (суммируемости) субъективных парных отношений. Её актуальность показал ещё Андерсон в своей «когнитивной алгебре» (N.H. Anderson, 1965; 1974). Во-вторых, важно осознавать, что при количественном описании структуры необходимо перейти от коэффициентов корреляции к гомоморфным им угловым расстояниям (в радианах, по Фишеру). При этом коэффициент корреляции получает тригонометрическую интерпретацию - как косинус угла между двумя векторами, отображающими пару взятых элементов структуры.

Такое преобразование актуально, ибо коэффициенты корреляции являются показателями последовательной шкалы, и арифметические действия с ними не имеют смысла. А вот угловые расстояния являются уже показателями шкалы отношений, допускающими любые вычисления. Переход от корреляций к угловым расстояниям имеет принципиальное значение для разноуровневого семиопсихометрического исследования текстов.

В результате сплошного индуктивного контент-анализа оказалось, что персональные вклады в предметную область психологии раскрываются проявлениями от 10 категорий - в работах Ковалёва и Шардакова и до 27 и 30 категорий - в работах Иванова-Смоленского и Зотова. Вот формулировки названий тех и других. Работы Ковалёва: Психические особенности человека: характер, способности; Психология личности; Общая психология; Личность воспитывает себя. Работы Шардакова: Усвоение и сохранение в обучении; Очерки психологии учения; Очерки психологии школьника; Мышление школьника. Можно сказать, что публикации Ковалёва вписываются в рамки общей психологии и психологии человека, а публикации Шардакова - в рамки педагогической психологии.

Работы Иванова-Смоленского: Основные проблемы патологической физиологии высшей нервной деятельности человека. Патофизиологическое введение в психиатрию; Учение И.П. Павлова и патологическая физиология; Опыт объективного изучения работы и взаимодействия сигнальных систем головного мозга (в норме и патологии); Пути взаимодействия экспериментальной и клинической патофизиологии головного мозга. Работы Зотова: Проявление типологических особенностей высшей нервной деятельности в динамике зрительных ощущений; Очерки теории зрительных ощущений; Управление формированием и развитием познавательной деятельности слепых и слабовидящих школьников; О личностном подходе в изучении психической деятельности слепых и слабовидящих школьников с нормальным и нарушенным интеллектом. Можно сказать, что публикации Иванова-Смоленского вписываются в рамки нормальной и патофизиологии высшей нервной деятельности, а публикации Зотова - в рамки физиологии и психологии познания у слепых и слабовидящих...

Логическая сумма 19-и персональных словарей равна 156-и единицам, имеющим распределительную частоту f=1?14. Из них 92 единицы содержатся только в одном из персональных словарей - их распределительная частота f=1. В числе наиболее употребительных оказались проявления категории «психология» (f=14) - различные словоформы, производные от общей лексической основы «психолог-». Устойчивы также лексические проявления категорий объединения («и», f=13), локализации («в», f=11), а также проявления категорий «психика» (f=8), «развитие» (f=7), «общность - обобщение», «человек», «школа» (все - с f=6)... Остальные субъективные категории, раскрывающие тематику персональных публикаций, выражены лексемами, которые имеют распределительную частоту f?5.

Далее рассмотрено пересечение 19-и персональных словарей и дано их корреляционное описание. Из 171 парного отношения 137 отношений (~80%) описываются положительными коэффициентами (r?0) и 33 положительных коэффициента подкрепляются статистически. Для N=156 на трёх стандартных уровнях вероятности безошибочных прогнозов пороговые коэффициенты равны: при Р?0,95 |r| ? 0,16; при Р?0,99 |r| ? 0,21 и при Р?0,999 |r| ? 0,26.

Самое большое сходство, подкрепляющееся статистически, обнаружено между персональными словарями в шести парах профессоров-психологов: Ковалёв и Мясищев (r=0,54), Выготский и Шардаков (0,36), Рубинштейн и Ярошевский (0,36), Ковалёв и Мерлин (0,34), Степанов и Щербаков (0,27), Болтунов и Шардаков (0,26).

Среди 34-х отрицательных коэффициентов корреляции (~20% от 156) статистически значимых нет.

Выявлена композиция структуры предметной общности между профессорами-психологами - как их упорядоченность в рамках плеяды. Положение каждого характеризуется средним арифметическим его угловых расстояний (в радианах) от остальных. Распределение 19-и показателей положения в структуре раскрывает ситуативно-функциональную шкалу центральности-периферийности (общности-специфичности) положения.

В нашем случае в центре структуры, с минимальной специфичностью (sp=1,418 рад), находится Мясищев.  На периферии структуры, с максимальной специфичностью (1,570), находится Мочан. Эти персоны символизируют полюса ситуативно-функциональной шкалы общности-специфичности; они маркируют пределы предметной области основных трудов Герценовской психологической школы в пределах взятого их объёма. Вот публикации Мясищева: Психические особенности человека: характер, способности; Личность и неврозы; Введение в медицинскую психологию; Руководство по психотерапии. А вот публикации Мочана: Клиника детских болезней; Предмет, задачи и методы соматической педологии; Физическое развитие Ленинградского школьника по данным 1927-1930 гг.; Нормы питания детей дошкольного возраста. Можно сделать вывод: в ядре взятой предметной области - психология здорового и болеющего человека и его лечения, а на периферии - медицина и, в частности, гигиена детского возраста.

Полное количественное описание структуры даёт таблица, включающая в себя длину словаря у каждой персоны, корреляционную полуматрицу сходства (пересечения) персональных словарей и описание композиции - как положения каждой персоны среди остальных во множестве парных отношений с ними. Положение это характеризуется специфичностью, в радианах, и рангом общности, или центральностью положения персоны как элемента в структуре предметной общности.

В нашем случае все 19 показателей специфичности локализованы в области с преобладанием тенденций к сходству над тенденциями к взаимной дополнительности. Это свидетельствует в пользу включения всех взятых персон в число представителей одного класса. При этом и своеобразие содержания их трудов, и равномерность распределения соответствующих показателей специфичности, позволяют говорить о трёх уровнях специфичности. Все показатели специфичности крайних уровней, центрального и периферийного, различаются статистически достоверно (при Р?0,95).

Минимально специфичны 7 персон, самые сходные с остальными. Здесь, кроме Мясищева, находятся Шардаков (sp=1,424 рад), Выготский (1,439), Рубинштейн (1,445), Люблинская (1,453), Ковалёв (1,458) и Ярошевский (1,458). Максимально специфичны 6 персон, наименее сходные с остальными. Среди них, кроме Мочана, локализуются Геллерштейн (1,563), Иванов-Смоленский (1,562), Рогинский (1,542), Мерлин (1,533) и Ананьев (1,529). Промежуточную специфичность имеют также 6 персон. Здесь ближе других к центру находится Щербаков (1,476), далее идут Болтунов (1,478), Степанов (1,493), Басов (1,497), Раев (1,511) и Зотов (1,518).

Для наглядности и большей информативности результаты структурирования отображаются на плоскости в виде корреляционного графа. Тогда ось общности-специфичности изображается в виде вертикального отрезка. Отрезок градуируется в пределах от минимального показателя специфичности до максимального. Минимальному показателю соответствует ранг общности 1, который локализуется снизу отрезка и символизирует центр структуры. Максимальному показателю специфичности соответствует минимальная общность, в данном случае - с рангом 19. Этот показатель локализуется в верхней части вертикального отрезка и символизирует периферию структуры. Вершины графа, обозначенные порядковыми номерами категорий, распределяются вдоль вертикально расположенной градуированной шкалы в соответствии с показателями специфичности элементов.

Распределение вершин графа по специфичности становится основой для отображения также наиболее устойчивых парных отношений в виде рёбер графа. Для большей определённости изображения используется следующая процедура. На рисунке в виде рёбер, объединяющих вершины, воспроизводятся максимальные по величине статистически значимые положительные коэффициенты корреляции от более специфичных элементов к менее специфичным.

В результате 15 персон из 19-и оказались объединены в одну плеяду, а четыре персоны не обнаружили выраженного сходства с остальными. Это Мочан, Иванов-Смоленский, Рогинский и Ананьев. В рамках большой плеяды намечаются две «ветви», в тенденции независимых, хотя и пересекающихся. Первая «ветвь» пронизывает все три уровня структуры. Здесь с центральной фигурой, Мясищевым, объединены, с одной стороны, Ковалёв и Мерлин, а с другой стороны - Геллерштейн. Вторая «ветвь» локализуется в центральном и промежуточном уровнях. В центре второй «ветви» - фигура Шардакова, имеющего небольшую, но статистически подкрепляющуюся общность с Мясищевым. Больше всего сходство с Шардаковым - у Выготского, Болтунова и Раева. Через Выготского в эту «ветвь», с одной стороны, входит Люблинская, а через неё - Зотов, а с другой стороны - Рубинштейн, Ярошевский и Басов. Наконец, тандем Степанова и Щербакова оказывается структурным связующим звеном обеих «ветвей» плеяды, прежде всего, за счёт общности Щербакова с Мясищевым и с Выготским.

Таким образом, выявление структуры предметной общности с использованием семиопсихометрики во взятой группе профессоров Герценовской психологической школы позволяет конкретизировать фактическое соотношение между их профессиональными позициями, что имеет явное эвристическое и дидактическое значение.

Опубликовано: Психология в педагогической деятельности: традиции и инновации: Материалы Международной научно-практической конференции, посвящённой 85-летию психологической науки и образования в Герценовском университете (к юбилею кафедры психологии развития и образования психолого-педагогического факультета). - СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2010. С.20-24.