Еремеев Б. А. О личностном, личном и взаимном в человеческих отношениях

В статье уточняется объективное значение и раскрывается субъективный смысл (для автора статьи) понятий «человеческие отношения» и понятий об их атрибутах: о «личностном», «личном» и «взаимном» в отношениях.

Слова любого языка всегда многозначны - и по содержанию (они омонимичны), и по форме: они синонимичны. И это настолько принципиально для человеческого познания, что было обобщено в виде одного из базовых законов познания - в виде семиотического закона: «все знаки - и синонимы, и омонимы одновременно» [1, с.427-432]. В ситуативной речи многозначность слов уменьшается (и даже снимается) за счёт определённости фактических обстоятельств речепорождения, внешних и внутренних, и за счёт собственного лингвистического контекста у каждого используемого слова. А когда ведутся научные рассуждения о чём бы то ни было, уменьшение многозначности слов становится уже целенаправленным. И, поэтому, зрелая наука терминологична в своём актуальном категориальном ядре, хотя состояние даже и этого ядра вовсе не является застывшим. А в своей исследовательской «оболочке» зрелая, но постоянно развивающаяся наука непрерывно экспериментирует, в том числе и в поиске подходящих категориальных форм для выражения актуальных теоретических построений. И для научных исследований является парадигмальным такой обязательный момент текущей работы, как определение используемых понятий. Ибо только наличие предметной определённости обеспечивает возможность для конструктивного научного полилога и для продуктивного дискурса в продвижении к Истине. Она же является одним из обязательных условий для действенной профессиональной рефлексии у каждого исследователя, который в такой рефлексии заинтересован.

В данном исследовании исходной общей проблемой является перманентное противоречие при выражении теоретических конструктов: между искомой определённостью содержания, в оптимальном случае - на понятийном уровне, и естественной произвольностью  словесной формы, порождённой любым автором. (Ср. у Ф. И. Тютчева: «...Мысль изреченная есть ложь»). В лучшем случае авторы осознают ограниченность своих высказываний. А иногда авторы даже стремятся к тому, чтобы их высказывания были метафоричными, т.е. заведомо допускающими многозначную трактовку. Ибо метафоричность всегда предпочтительна для обольщения потенциального читателя и только в редких случаях удовлетворяет требованиям логики...

Исходная частная проблема проведённого исследования раскрывается в таком противоречии. С одной стороны, есть парадигмальное для научного познания стремление к определённости исходных понятий любого исследования, в пределе - к терминологичности их словесного выражения. С другой стороны, широко распространена фактическая допонятийность многих высказываний с использованием этих же слов. В частности, именно распространённой допонятийностью многих субъективных конструктов можно объяснить распространённое на практике стремление к глобализации и, в том числе, неразличение человеческих и межчеловеческих отношений, личностного и личного в них, взаимного и общего...

Цель проведённого исследования - выделить инвариантное содержание исходных понятий, обозначенных словами «человеческие отношения», «личностное», «личное», «взаимное».

Объектом исследования стало основное объективное значение перечисленных понятий как научных терминов человековедения, в общем, и терминов психологии человека - в частности.

Предмет проведённого исследования, или его объект-для-исследователя, в данном случае для меня, - это актуальное отображение в общих чертах объекта исследования, основного значения понятий «человеческие отношения», «личностное», «личное» и «взаимное», в моём опыте профессионального психолога. Иными словами, это моё понимание исходных понятий, выраженное в тексте данной статьи.

Задачи исследования:

1) определить исходные понятия с возможно большей определённостью - как научные термины - с учётом и их этимологии, и конструктивной практики использования выражающих их слов, и общих требований к «хорошему», работающему определению, по его содержанию и по его форме;

2) наметить основные направления для психологической характеристики объективного содержания этих исходных понятий - моделируемой ими реальности. В данном случае таким содержанием являются сами человеческие отношения, в частности, личностные, личные, взаимные.

Метод исследования - дедуктивная последовательность дескриптивных действий. В их числе:

1)     определение и конкретизация понятия «отношение» - в общем и в частности: как понятия «отношения между людьми»;

2)     принятие модели человека по Б.Г. Ананьеву в качестве исходной для определения и конкретизации понятия «человеческие отношения»;

3)     определение человека как личности и конкретизация понятия «личностное у человека»;

4)     определение человека как частного лица (персоны) и конкретизация понятия «личное у человека»;

5)     определение и конкретизация понятия «взаимное» - в общем и в частности: как понятия «взаимные человеческие отношения»;

6)     конкретизация понятия «взаимные личностные отношения»;

7)     конкретизация понятия «взаимные личные отношения» и, в частности, понятия «взаимные интимные отношения».

Предполагалось, что в результате исследования удастся внести некоторую ясность в соотношение личностного и личного у человека и, тем самым, обосновать необходимость разводить соответствующие понятия «личностного» и «личного». Предполагалось также показать, к чему обязывают авторов их декларации об исследовании взаимных человеческих отношений.

1) Отношение, в самом общем плане, - это качественная определённость, или статическая сторона действия, объединяющего две отдельности (или «моментальная фотография» действия). Общие характеристики любого отношения, как и вообще любой отдельности, суть пространственные, временные, субстанциальные (или по качественной определённости), энергетические, информационные (или структурной сложности - как упорядоченности) [2, с.40-48]. Самые общие виды отношений - это связи отдельностей и их соотношения. Связи объективны (онтологичны); они так или иначе объединяют отдельности в их объективном существовании. Соотношения же субъективны (гносеологичны); познающий субъект устанавливает их между взятыми отдельностями, которые он соотносит между собой по ситуативно актуальным для него основаниям.

Отношения между людьми В.Н. Мясищев назвал содержанием их общения. При этом формой общения оказывается обращение людей друг с другом. Таким образом, межчеловеческие отношения, прежде всего, объективны. Физически это проявляется в притяжении и/или отталкивании, в совместности и/или раздельности. Собственно человеческие, социальные отношения возникают и развиваются в условиях совместной жизни и в условиях деятельности по обеспечению этой жизни. Они возникают из самых общих отношений между людьми как живыми существами одного вида, объединёнными кровно-родственными связями. По качеству содержанием общения являются, в общем, зависимость, партнёрство и соподчинение, сотрудничество и соперничество, помощь и вредительство.

В условиях и на фоне объективных отношений возникают и развиваются субъективные отношения между людьми, при которых каждый человек психически отражает других. Самые общие из них, непосредственные субъективные отношения, коренятся в филогенезе психики высших животных. А каждое актуальное субъективное отношение является частным производным от формирующихся у людей общих конструктов - «имплицитных теорий человека». Именно они задают ситуативные критерии для психического отражения людьми не только друг друга, но и всей окружающей действительности, которую люди всегда так или иначе «очеловечивают».

Анализ субъективного отношения как отдельного психического образования приводит к выделению в нём содержательной (познавательной, рациональной) и формальной (аффективной) сторон. Содержательность психического образа определяется природой действительности, выделенной субъектом: от отдельных признаков и их обладателей (тел, явлений) к отдельным отношениям и к различным композициям в рамках любой сложной отдельности. У аффективной стороны традиционно различают две общие грани: пассивную («страдательную», эмоциональную) и активную («деятельную», регулятивную). А возвращение к объективным отношениям (связям), как условиям для возникновения и существования субъективных отношений (соотношений), позволяет обнаружить онтологическое единство тех и других. (Ср. принцип единства сознания и деятельности у С.Л. Рубинштейна).

2) Всё многообразие различных теорий человека, с учётом стремления авторов этих теорий объяснять человеческую природу, можно свести к трём общим вариантам: с акцентом либо на естественном происхождении («взгляд снизу»), либо на высшем предназначении человека («взгляд сверху»), либо на его практических отношениях с окружающим миром: «взгляд сбоку». В контексте обобщающей модели человека, возникшей и развиваемой в ленинградской-петербургской психологической школе Б.Г. Ананьева, при характеристике человека выделяются его разные уровни и стороны. В частности, человек рассматривается как живое существо (животный организм, или индивид), как член общества (личность), как частное лицо (персона), как субъект деятельности и как индивидуальность. И на каждом уровне оказываются актуальными характеристики человека, отвечающие на общие вопросы о том, что же человек хочет, что он может и как (в каких формах?) он обнаруживает свою активность [3]. И с этих позиций человеческие отношения раскрываются уже весьма конкретно, обнаруживая свою разнородность, разномасштабность, полиструктурность.

Для меня в данном контексте существенно, что во множестве объективно существующих разноуровневых и разносторонних человеческих отношений вполне определённо выделяются отношения человека с миром, с его различными отдельностями, и эти отношения, в общем, по форме, обоюдны, двухсторонни.  А есть и отношения человека к миру, к его отдельностям различного рода, которые, опять-таки, в общем, по форме, однонаправлены, односторонни. И в обоих случаях, у тех и других человеческих отношений, есть субъективный, психический аспект, который становится объектом и для психологического познания (для распознавания, для оценивания, для интерпретаций), и для практического использования и/или для преобразования.

В соответствии со взятой моделью человека межчеловеческие отношения могут конкретизироваться, прежде всего, как межиндивидные, межличностные, межличные, межсубъектные и межиндивидуальные. И отношения человека к человеку могут быть соответствующими: индивидными, личностными, личными, субъектными, индивидуальными. И на каждом из названных уровней при их конкретизации могут быть актуальными самые общие основания для характеристики людей - их интенции, их потенции, их тенденции. Причём легче всего распознаются тенденции, или внешние формы проявления человеческой активности. (Это является очевидным гносеологическим основанием для выделения характерологии как самостоятельного направления исследований). А труднее всего распознаются внутренние, содержательные предпосылки для человеческой активности, или интенции человека, его субъективные устремления, в которых коренится перманентная загадка всех вообще человеческих отношений - и между людьми, и людей друг к другу, причём не только психологическая: почему люди ведут себя именно так, а не иначе? Каковы субъективные побуждения к определённым человеческим действиям?..

3) «Личность». Начну с учёта основных бытующих значений этого слова. Вот они. Это (а) отдельный человек (а не множество людей). Это (б) особенное в человеке, отличающее его от других людей и выделяющее его среди них. Это (в) социальность человека как члена общества, занимающего среди других людей определённое место, со всеми его ситуативными атрибутами. Это (г) вообще всё в человеке, что отличает его от других животных организмов.

Из данного ряда вариантов самым качественно определённым значением, по-моему, является предпоследний вариант, обозначенный буквой «в». Под личностью понимается социальное качество человека, возникающее и формирующееся в условиях его жизни в обществе, в условиях определённой культуры, созданной предыдущими поколениями и ставшей действительностью для нынешних поколений. А в число обязательных условий для возникновения и существования личности входит «очеловеченная» природа, входят вещи (техника), входят различные знаковые системы: нравственность, искусство, религия, мораль, наука, литература... Входят сюда и другие люди со всеми их отношениями - и как порождения определённой культуры, и как её носители - личности. Именно в таком понимании коренится и определение личности как социальной сущности человека, как ансамбля его общественных отношений (К. Маркс). И характеристика личности конкретизируется, прежде всего, с учётом разделяемых человеком целей и ценностей, ролей и функций, норм и ритуалов, имеющих социокультурную природу. Всё это общество предлагает своим членам, фактическим и потенциальным,  в качестве условий совместной жизни. Всё это принято людьми в форме конвенций (соглашений), явных или подразумеваемых, и передаётся из поколения в поколение с какими-то преобразованиями. Таким образом, под личностным понимается должное в человеке как члене общества, или то, каким человек должен быть в своих отношениях, в том числе и с другими людьми, и в своих отношениях к другим людям [6, с.84-85].

Психическая организация человека как личности раскрывается в его сознании. Это социокультурный опыт отдельного человека, который опосредствует его субъективное отражение действительности, обеспечивая включение человека в общественные отношения, в мир культуры, обеспечивая ориентацию в них и сохранение обретённой личностной позиции. Основные жизненные проявления сознания в человеческих отношениях я выделяю, используя аналогию с жизненными проявлениями темперамента, индивидного уровня психической организации (по В.С. Мерлину) [5, с.86-110]. Это общая чувствительность человека к социально значимым проявлениям других людей, или то, что в обиходе привычно называют чуткостью. Это активность человека в сфере социальных отношений, или его инициативность. Это реактивность человека при социальных воздействиях на него, или отзывчивость. И это соотношение инициативности и отзывчивости как субъективное проявление социализованности, или общей вовлечённости человека в общественную жизнь. Это также социальное время человека, или личностный темпоритм его жизни. Это образованность человека - в форме его просвещённости, обученности, воспитанности, которые отвечают актуальным ожиданиям-требованиям социальной среды к носителям определённой культуры, которые соответствуют складывающимся межчеловеческим отношениям. Это также социальная экстравертность или интровертность человека - в форме его общительности или замкнутости... И это социальная тревожность, или то, что в обиходе часто называют «чувством справедливости».

4) «Частное лицо». Такое ситуативное обозначение человека в исторически недавнем советском прошлом имело явный смысловой оттенок пренебрежения и уничижения, в отличие от «общественного лица», со всеми вытекающими отсюда действенными последствиями для данного человека. Частное лицо, а не общественное, не государственное... Отвлекаясь от идеологического фона прошедших лет, можно сказать, что именно с частного лица, с персоны, начинается собственное продвижение к индивидуальности. Это особенное в человеке как общественном существе. Особенное, которое конкретизируется в своеобразных влечениях и мотивах, умениях и навыках, привычках и стереотипах.

Частное, или персональное зарождается в отдельном человеке только в условиях общего, социального его существования как личности. Человек живёт среди людей и обнаруживает для них своё со-бытие посредством выполнения социально-типичных обязанностей. Только в условиях общественной жизни появляется социальное значение и личностный смысл у обособления каждого человека. Появляются личное пространство и личное время, появляется частная собственность, появляются «Я», личная инициатива и личная жизнь, зарождается интимность как высшее персональное приобретение человека... Можно сказать, что человек обретает особые формы существования как «вещь в себе», в отличие от своего личностного бытия как «вещи для других». Едва ли не самый яркий пример осознания персональности отдельного человека - фигура «типичного англичанина», особенно в представлении иностранцев.

Психическая организация человека как частного лица, как персоны, раскрывается в его памяти. Это прижизненный опыт субъективного отражения действительности, или обобщение событий собственной жизни, которое обеспечивает самосохранение и ориентацию человека в ситуациях, типичных уже только для него. И общие характеристики всех жизненных проявлений памяти - это их избирательность и ситуативность. Такова, прежде всего, впечатлительность человека.Происходящее всегда оставляет свои следы в душевной организации носителя опыта. Но все эти следы, даже сходные по их объективному содержанию, всегда различаются по их субъективной форме. В обиходе об этом принято говорить так: мол, каждый «по-своему воспринимает, переживает и осмысливает действительность». И впечатлительность отдельного человека оказывается исходным жизненным проявлением его памяти как субъективной стороны его собственных, личных отношений с действительностью.Общая психическая активность на уровне памяти обнаруживает себя в форме избирательности человека в его личных отношениях с миром. Человек вычленяет одни элементы и/или аспекты действительности и игнорирует другие. Общая реактивность проявляется как различная субъективная вовлечённость в происходящее, или как субъективное участие. Соотношение активности и реактивности имеет форму, обозначенную как заинтересованность, или как внутренняя мотивированность человека.

В личном времени «сплавляются» биологическое время человека - как индивида и его социальное время - как личности.  Особенности личного времени непосредственно обнаруживают себя в скорости запечатления информации, в длительность её сохранения и в скорости её извлечения (воспроизведения). И закон личного времени гласит, что вовлечённость в происходящее сокращает личное время при восприятии и удлиняет его при представлении: человеку «есть что вспомнить...». А отсутствие вовлечённости «растягивает» личное время при восприятии и сокращает его до нуля при представлении: «Жизнь прошла, как не было...»

Общая психическая пластичность или ригидность на уровне памяти проявляются в большей или меньшей осведомлённости, умелости и преданности (добросовестности) человека в определённых предметных ситуациях. Своеобразнатакже субъективная опосредствованность при приобретении и использовании информации. Оказывается, что экстраверты легче осознают происходящее и реагируют на него при получении информации, в том числе и при общении. А интроверты легче осознают происходящее при сохранении и/или при использовании информации, в том числе и в условиях общения. Малая выраженность общей тревожности, или эмоциональная устойчивость носителя психики, на уровне памяти проявляется в организованности личного опыта, или в рассудочности его носителя. Повседневный здравый смысл фиксирует выраженность этой организованности словами о наличии у человека «своей правды», или «своих принципов».

Все жизненные проявления памяти раскрываются в личных отношениях человека с миром как, прежде всего, его предпочтений (в «позитивных выборах») и/или его отвержений (в «негативных выборах»). Личные отношения зарождаются в условиях личностных отношений, опосредствуются ими, включают их в себя, испытывают их влияние, и, в свою очередь, оказывают на них своё влияние. И всё это отображается и выражается посредством вербальной категоризации. В общении психологическим содержанием личных выборов являются устойчивые отношения симпатии - антипатии, привлекательности - отвращения, авторитетности - ничтожности [6,с.85-87]

5) «Взаимность». В самом общем значении - это симметрия обоюдногоотношения между двумя однородными и соразмерными отдельностями. Взаимность превращает две отдельности в пару. Конкретизация взаимности предполагает учёт общности в паре по любым актуальным основаниям. Прежде всего, это общность по любому из универсальных свойств всего существующего: пространственных и временных, субстанциальных (по качественной определённости), энергетических и информационных (по структурной сложности).

Взаимность - и, прежде всего, её наличие или отсутствие - является существенным атрибутом человеческих отношений, когда появляются объединения в виде пар. Взаимность зависит от практики совместной деятельности и от произвольности участников пары. Она влияет на отношения в паре, она является атрибутом отношений в паре и, поэтому, включается на правах «компонента» в модели парных отношений. Тем самым теоретически учитываются место и роль взаимности в условиях её порождения, существования и функционирования.

Однако при психологическом анализе взаимность часто подменяется учётом субъективного отношения каждого члена пары к другому. Так, практически всегда «межличностное познание» раскрывается через характеристику познания одним человеком другого; фактически имеет место конкретизация феноменов и механизмов личностного (или социального) познания [6, с.185-188]. Исследователь может говорить о своеобразии познания с каждой стороны, может оценивать его в сравнительном плане и даже может говорить об отсутствии или о наличии взаимности. Но сама взаимность как атрибут пары от психологического анализа в таких случаях ускользает.

6) Взаимные личностные отношения могут возникнуть при наличии объективных социальных связей между людьми либо при познавательном соотнесении людей, членов пары, по актуальным основаниям социальной природы. Межличностными являются, в общем, социальные отношения функциональной зависимости, соподчинения, партнёрства, сотрудничества и соперничества, помощи и вредительства... Объективная зависимость раскрывается субъективно каждому члену пары в форме его ожиданий - требований (экспектаций) от другого члена и в форме его ответственности перед другим. Партнёрство субъективно раскрывается как позиционное равенство людей в их взаимосвязях. Соподчинение раскрывается в форме осознания складывающихся отношений управления: один выступает как руководящий, другой - как  подчиняющийся, и это осознаётся как должное.

Объективно сотрудничество является координируемой совместной деятельностью. Субъективно оно раскрывается в форме осознания одним человеком другого как занятого тем же делом для достижения общей цели. Если такое осознание взаимно, то говорят о психологической срабатываемости людей (Н.Н. Обозов). Взаимное соперничество, в зависимости от его социальных обстоятельств и культурного фона, приобретает формы соревнования и/или конкуренции. Взаимопомощь является общечеловеческим нравственным идеалом. Взаимный вред был принят в некоторых традиционных культурах, в частности, в форме обычая мстить («око - за око, зуб - за зуб»). По мере развития социальных институтов права такой вариант человеческой взаимности стал нравственно порицаемым.

При познавательном соотнесении личностных отношений для любых пар их носителей всегда следует выявлять общее для этих отношений, а также особенное в каждом из них (а при практической необходимости - и единичное). Причём взаимность в паре в случае соотнесения личностных отношений у членов пары появляется и учитывается, если каждый из них включён в число объектов вербализуемого осознания другим членом пары.

7) «Взаимные личные отношения» возникают, прежде всего, при объединении людей в пространстве и времени на объективных основаниях: как родственников, соседей, соучеников, сослуживцев, попутчиков либо встречных... Вхождение каждого члена пары в жизненные ситуации и, следовательно, в личный опыт другого члена пары и порождает межличные парные отношения. Но взаимными могут быть также и личные отношения к чему-то (или к кому-то, в том числе у членов пары друг к другу) - при познавательном соотнесении этих членов пары по основаниям, которые ситуативно актуальны для характеристики этих людей как частных лиц, имеющих личную жизнь.

Межличные отношения в паре различаются по трём главным основаниям. Это мотивированность контактов в паре. Истоки её находятся в витальных потребностях людей и в их социальных потребностях (в личностных целях и ценностях), а корни - уже в личном опыте каждого члена пары. Это также избирательность каждого члена пары - как б?льшая или меньшая его дифференцированность и конкретность при предпочтении им определённого человека среди других людей. И это вовлечённость членов пары в контакты, либо детерминированная объективными обстоятельствами совместности, либо же произвольная.  И по мере вовлечённости в контакты члены пары могут быть в разной степени знакомыми, приятелями (или неприятелями), друзьями (или н?другами, врагами). И проявляется вовлечённость партнёров в межличные отношения через универсальные атрибуты их контактов: по качеству, по пространству и времени, по энергетике, по информационности [6, с.189]. Подчёркнуто личные, сокровенные или близкие, дружественные, задушевные отношения обозначаются как «интимные» - от французского intime, в свою очередь, имеющего латинские корни («intimus» - самый глубокий, внутренний).

Познавательное соотнесение личных отношений для любых пар их носителей всегда предполагает выявление общего для этих отношений, а также особенного в каждом из них (при необходимости - и единичное). И взаимность в случае познавательного соотнесения личных отношений у членов пары появляется и учитывается, если каждый из них включён в число осознанно выбираемых со стороны другого члена пары по ситуативно актуальным частным (!) вербализованным критериям предпочтения и/или отвержения...

 

Подведу итоги проведённого исследования.

Уточнение понимания автором исходных понятий его работы, в частности, определение и конкретизация этих понятий, оказывается решающим условием и для роста определённости в собственной исследовательской позиции, и для лучшего понимания позиций коллег, разрабатывающих ту же или смежную тематику.

Понимание отношения как качественной определённости действия, объединяющего две отдельности, открывает возможность для различной специализации соответствующего понятия. В том числе и для психологической специализации в контексте дискурса на пересечении тем общения людей и познания ими друг друга. Человеческие отношения рассматриваются как межчеловеческие и как отношения человека к чему-либо или к кому-либо, в том числе и к другому человеку.

Различение уровней характеристики человека открывает возможность для выделения и соответствующих уровней человеческих отношений. В частности, слова «личностное» и «личное» в контексте психологии человека обретают вполне определённое понятийное значение и вполне могут выступать в роли специальных научных терминов - при условии их осознанного использования. Неразличение личностного и личного на практике - постоянный источник человеческих драм и даже трагедий.

Слово «взаимность» с учётом его общего собственного значения в контексте дискурса по теме человеческих отношений также может иметь инструментальный потенциал научного понятия. Становится очевидным, что межчеловеческое не сводится к тому, что присуще одному и другому члену пары. Действительный учёт взаимности обеспечивается соотнесением обоих членов пары между собой и конкретизацией у них общего и особенного (а при необходимости - и единичного).

Трудности повседневного и научного познания человеческих отношений обусловлены не только сложностью этих отношений, но и инструментальной психологической «вооружённостью» познающих. А она не должна сводиться к предложению респондентам или даже испытуемым каких-либо отдельных «методик» из тысяч им подобных. Исследователю важно понимать: если что-то привлекло его внимание, то всегда нужна собственная работа по осознанию и соотнесению и самого явления (события), и реакций на него окружающих людей, и появляющихся суждений на этот счёт со стороны компетентных лиц...

 

Литература

  1. Аллахвердов В. М. Сознание как парадокс (Экспериментальная психологика, т.1). - СПб.: «Изд-во ДНК», 2000. - 518 с.
  2. Ганзен В.А. Системные описания в психологии. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1984. - 176 с.
  3. Еремеев Б.А. Дидактический вариант концепции человека по Б.Г.Ананьеву  //Психология: итоги и перспективы (30 лет факультету психологии СПбГУ): Тезисы научно-практической конференции 28-31 октября 1996  г. - СПб., 1996. С.19-21.
  4. Еремеев Б.А. О понимании взаимности // Менталитет, мировоззрение, credo в педагогике ненасилия /Сборник научных статей по проблемам педагогики ненасилия. Материалы ХХУ111 Всероссийской научно-практической конференции (Санкт-Петербург 19 апреля 2007 г.) /Под ред. Козловой А.Г., Маралова В.Г., Гавриловой М.С. - СПб,: «67 гимназия. Verba Magistri», 2007. С.32-33.
  5. Мерлин В.С. Очерк интегрального исследования индивидуальности. - М.: Педагогика, 1986. - 256 с.
  6. Психология общения. Энциклопедический словарь / Под общ. ред. А.А. Бодалёва. - М.: Изд-во «Когито-Центр», 2011. - 600 с.