Еремеев Б. А. Общие гносеологические основы познания психики

Своеобразие психики как объекта действительности не отменяет общих, гносеологических основ её познания.

Исходный момент познания вообще - это разведение явлений и сущностей. Мир явлений дан познающему не­посредственно, через соответствующие органы (анализаторы). Мир сущностей подспуден, скрыт, и для его обнаружения требуется особая активность познающего. По­знание явлений обозначено как эмпирический его уровень, познание сущно­стей - как теоретический. Однако «сущность является», а «явление сущест­венно» (Гегель). Поэтому в познавательной деятель­ности, цель которой - оптимизация субъективной картины мира, теория и эмпирия едины. Само разве­дение этих уровней познания является одним из эффектов его аналитической рефлексии.

Все познавательные действия базируются на двух самостоятельных, хотя и пересекающихся стратегиях. Для дедуктивного подхода к реальности спе­цифичен акцент на проверке имеющихся идей. Для индуктивного подхода специфичен акцент на формулировании идей, исходя из имеющихся фактов. Тот и другой подход ситуативны; они характерны для отдельных исследований, для отдельных их групп, для отдельных исследовательских позиций и науч­ных школ. Познавательный континуум, как изучение чего бы то ни было, ха­рактеризуется единством обеих стратегий, их последовательностью и/или одновременностью во множестве исследований.

Наличное знание о действительности и активность познающего субъекта определяют базовые способы, или методы познания: наблюдение, экспери­мент, моделирование.

Наблюдение в самом общем виде - это фиксация существующего в мире явлений. Чем меньше вмешательство познающего субъекта в естест­венный ход вещей, тем более качественным признается наблюдение. Научное наблюдение целенаправленно, избирательно, планомерно, систематично, до­кументировано.

Эксперимент - это создание условий, в которых взятый объект проявляет себя так, как это нужно исследователю. Эксперимент аналитичен и абстрак­тен. В «чистом» эксперименте предельно нивелируется влияние всего мно­жества возможных (неконтролируемых) причин и ведется тщательное на­блюдение за тем, что контролируется, в том числе за проявлениями объекта. (См. характеристику научного наблюдения).

Моделирование - это воспроизведение известных существенных черт объ­екта для получения новых сведений о нем. Модель конкретна в её теоре­тических (понятийных, в том числе математических) и в её эмпириче­ских (вещественных) формах и, в том числе, - как пространственный макет. Она формируется в результате обобщения многих наблюдений и экспери­ментов, по аналогии с тем, что уже хорошо известно. Модель «ведёт себя», проявляется так или иначе. За ней наблюдают, над ней экспериментируют, и это даёт материал для создания новых моделей, раскрывающих действи­тельность для познающего субъекта под нужными углами зрения и в нужных масштабах.

Выделенные методы являются «условными точками» на спирали позна­ния. Реальные познавательные формы занимают на этой спирали «отрезки» разной длины и с разной локализацией. К тому же они по-своему специализируются и конкрети­зируются в отдельных исследованиях и на разных их этапах.

Различение дедукции и индукции - как познавательных стратегий, а на­блюдения, эксперимента и моделирования - как базовых методов науки яв­ляется методологическим основанием для отдельного исследования. Иссле­дование имеет этапы, на каждом из которых актуальны свои способы дейст­вия. В их числе организационные методы, методы получения (сбора) инфор­мации, методы ее качественного и количественного описания (или обобщения), методы оценки и интерпретации результатов, методы их оформления (представле­ния).

Теоретическим основанием для исследовательской работы становится знание об объекте науки (об объекте изучения) - в общем, и имеющееся знание об объекте данного исследования - в частности. Это знание всегда конкрети­зируется в концептуальных моделях объекта исследования. Модели же обычно находят себе зна­ковое выражение при определении понятий исследования - эксплицируются. Но иногда модели остаются имплицитными и тогда обнаруживают себя косвенно, через практи­ческие действия исследователя.

Опубликовано: Ананьевские чтения-2008: Психология кризисных и экстремальных ситуаций: междисциплинарный подход: Материалы научно-практической конференции «Ананьевские чтения - 2008» /Под ред. Л.А. Цветковой, Н.С. Хрусталёвой. - СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 2008. С.190-191 (0,1 а.л.)