Еремеев Б. А. Об общих проблемах отечественной психологии

Проблемы понимаются здесь как противоречия, ставшие явными, прежде всего, посредством их словесных определений.

В данном случае выделяются проблемы на четырёх уровнях обобщения при подходе к действительности. Это противоречия, которые рождаются в отношениях: (а) между психологией как наукой, с одной стороны, и практикой, в которой наука порождается и используется, - с другой стороны; (б) между психологией и другими науками; (в) между психикой (душой) как объектом научной психологии и общими условиями для её порождения и познания; (г) между психологией как наукой и отдельным психологическим исследованием.

А. Проблемы психологии как науки на практике - это, прежде всего, проблемы определения её места и роли в человеческой жизни.

В общем, внешние проблемы науки суть явные противоречия между наличным и необходимым состоянием знаний о действительности, вовлечённой в человеческую практику. Когда речь идёт о психологии, проблемы возникают как противоречия между наличным и необходимым знанием о субъективной реальности, о её природе и проявлениях, существенных при взятых условиях.

При всей кажущейся очевидной лёгкости общего решения таких проблем «раз и навсегда», они снова и снова возникают и снова и снова разрешаются. Этому способствует и объективная необходимость рефлексии по мере развития людей и общества в целом как сложных систем. Этому способствует и растущее разнообразие субъективных форм рефлексии - и отдельных людей, и организаций, и социально-культурных групп, и народов. Этому способствует и объективная необходимость искать инварианты рефлексии, на которых базируется реальная межчеловеческая общность. Именно такая общность определяет возможность для системной интеграции - как альтернативы по отношению к произвольной глобализации, которая проводится в интересах одного субъекта за счёт других.

О том, что определение места и роли психологии является постоянно актуальным, свидетельствуют факты заблуждений на этот счёт, бытующие и на уровне повседневного здравого смысла, и в СМИ, и даже среди остепенённых специалистов-психологов. От психологии как науки в лице её представителей ожидают, в частности, лечения, обучения, всевозможных тренингов, обеспечения рекламных кампаний, в том числе предвыборных, обеспечения организационных мероприятий в работе с персоналом, ведения всевозможных переговоров (в том числе дипломатических), предупреждения и разрешения конфликтов... И т.д., и т.д.

Появлению заблуждений и рождению на их основе мифов способствует и то, что некоторые представители науки, а также люди, называющие себя таковыми, берутся за решение любых практических задач в любой сфере жизни или даже только декларируют и рекламируют свои намерения их решить. Массы людей, не причастных к науке, по-своему воспринимают и интерпретируют сообщения с научным и околонаучным (паранаучным) содержанием. Некоторые люди ожидают от науки и от её представителей проявлений глобального всемогущества.

Даже, как будто бы, образованные представители власти, законодательной и исполнительной, испытывают влияние рекламы или примеров успешной коммерческой деятельности отдельных учёных (или тех, кто так называет себя) и делают из этого глобальные выводы. Исходя из подобных примеров, чиновники рассуждают и принимают решения о необходимости предоставить всем научным организациям, учреждениям и объединениям статус хозяйствующих субъектов. Мол, все они в своей текущей деятельности должны не только окупать своё существование, но и иметь доходы, чтобы платить налоги государству...

С другой стороны, есть люди, которые, наоборот, не считают науку реальным делом, в отличие, к примеру, от торговли или мошенничества различного рода, которые в обиходе чаще всего называются «бизнесом».

Таким образом, естественные общенаучные проблемы, проблемы дефицита наличного знания, на практике приобретают различные формы, вплоть до экзотических, за счёт сопутствующих и привходящих обстоятельств (вспомним суждения на этот счёт Фр. Бэкона). Однако главная роль психологии в жизни - это её роль как ориентира в мире субъективной реальности. Её можно сравнить с ролью компаса на корабле, которая явно отличается и от роли двигателя, и от роли руля, обеспечивающих физическое перемещение корабля по водной поверхности. Когда же «идеи овладевают массами» и «становятся материальной силой», они перестают быть идеями и освобождают место для новых ориентиров.

Б. Проблемы специфики психологии как науки - это проблемы определения и учёта её собственного объекта, отличного от объектов других наук.

Казалось бы, всё просто: следует только иметь в виду прямой перевод с греческого: «психология - это наука о душе». Однако люди, произносящие слово «психология», могут иметь и имеют в виду различные вещи. Собственное, первичное значение, «наука о душе», оказывается одним из ряда. И хотя другие значения являются гораздо менее определёнными, их могут подразумевать даже специалисты-психологи.

В обиходе слово «психология» чаще всего используется как синоним слов «психика», «душа», «внутренний мир». Иногда значение его сужается ещё больше - до познания человека человеком. Точнее - до «психического отражения человека человеком». В «психическом отражении человека человеком» едины и собственно познание (когнитивный аспект отражения), и аффект с обеих его сторон - с пассивной стороны (эмотивной) и с активной стороны (конативной).

Бывает и обратное субъективное преобразование: значение слова «психология» расширяется, причём настолько, что это слово становится синонимом слова «человековедение». И более того. Бывает, что подразумеваемое значение перекрывает не только названные выше варианты, но также всю философию и теологию. И тогда психология фактически приравнивается к метафизике в аристотелевском её понимании. Предельный случай - когда вся действительность, все описывающие её науки, все их технические приложения объявляются всего лишь составляющими психологии, так сказать, частными формами человеческого опыта...

Вряд ли конструктивна житейская редукция науки до её объекта, и, тем более, - до части этого объекта; всё-таки существующее и наука о нём (его модель) суть различные вещи. Думаю, что мало конструктивно и расширение пределов, в которых компетентна наука. Ничего, кроме дискредитации её как социального института в глазах широкой общественности, это не даёт.

Гносеологическая неопределённость в этом случае, помимо собственных корней, имеет корни онтологические - в самой природе психики (души). (Кстати, я не склонен рассматривать два этих обозначения одной реальности на различных языках как относящиеся к различным объектам, хотя некоторые учёные и считают это целесообразным.)

Психика - это и идеальная принадлежность (атрибут) высоко организованного существа (её носителя); и субъективное отражение действительности; и инструмент самосохранения и ориентации в среде. Эмпирические проявления этой тройственной природы суть бесплотность психики, её предметность, «свободная активность» и непосредственная непознаваемость. Именно они объективно провоцируют неосознаваемое стремление исследователей «соскользнуть» с размышления об этом, собственном объекте психологии, на что-либо более телесное, внешнее, постоянное и наглядное (осязаемое).

Психология с её собственным объектом (психикой, или душой) имеет и собственный предмет - открытую систему знаний. В ядре системы находятся определение объекта науки, её проблем, принципов, методов и строения (или оснований для характеристики строения). Поэтому психология вовсе не претендует на то, чтобы подменить, захватить или вытеснить со своих позиций какую-либо другую науку, будь то философия или педагогика, социология или медицина, право или политология, теория средств массовой информации или литературоведение... Тем более психология не претендует на подмену всего человекознания и смежных гуманитарных направлений. Любая психология - это модель («картина») душевного мира, причём одна из многих моделей, раскрывающая душевный мир с некоторой позиции.

В. Собственные внутренние проблемы психологии возникают из соотнесения её объекта (психики, души) и общих условий, порождающих этот объект и онтологически предопределяющих возможность его познания. Это фундаментальные, или универсальные проблемы психологии. Выделяются четыре общие их группы.

1.  Из соотнесения психики и других атрибутов её носителя, взятого, прежде всего, как животный организм, вытекают психофизиологические проблемы психологии. Если же учитываются социальные характеристики носителя, то актуальной является социально-психологическая проблематика в её культурологическом аспекте.

2.  Из соотнесения психики и отражаемой действительности, взятой, прежде всего, в её физических (телесных) формах, вытекают психофизические проблемы психологии. Если при этом учитывается социальная природа действительности, то актуальна уже социально-психологическая проблематика в её экологическом аспекте.

3.  Из соотнесения психики и деятельности, объединяющей носителя психики с окружающей действительностью, вытекают проблемы деятельности в психологии.

Здесь акцент может быть сделан на активности носителя психики, и тогда актуальны проблемы субъекта (или субъектности) в психологии, в частности, на уровнях индивида (физиологическом) и/или личности (социальном). Если же акцент делается на изменениях, происходящих в действительности, то актуальны уже психологические проблемы среды. Интегративный характер имеют проблемы психологии творчества в различных сферах.

4.  Из соотнесения психики как объекта познания и познающего её субъекта-исследователя вытекают методологические проблемы психологии, или проблемы методов психологического познания.

Здесь существенны два аспекта: психосемиотический и инструментальный. С одной стороны, формулируются и решаются проблемы актуальных проявлений психики - в жизнедеятельности (в отправлениях организма), в поведении, в деятельности носителя психики. С другой стороны, формулируются и решаются проблемы актуальных форм познавательной активности субъекта-исследователя. В общем, это проблемы способов фиксации существующего положения дел; проблемы создания условий для проявления того, что нужно исследователю; проблемы использования известного об объекте для получения новой информации о нём.

Названные группы проблем являются фундаментальными и, следовательно, перманентными. Они определяют проблематику отдельных исследований - поисковых и прикладных. В поисковых исследованиях вскрываются и рассматриваются (конкретизируются) особенные противоречия как проявления общих. В прикладных исследованиях научное знание используется в интересах практики: для диагностики существующего положения дел и для проектной деятельности. Именно здесь становится очевидной прагматическая, ориентирующая роль науки для практики - раскрывается то, как «работает» знание.

Г. Общие проблемы психологического исследования зарождаются в отношениях между предметом психологии как системой понятий, раскрывающих природу психики (души), и ситуативными обстоятельствами отдельного исследования. И, прежде всего, они возникают как осознание исследователем актуальных ситуативных противоречий: объективных, объективно-субъективных и субъективных.

Исходные объективные проблемы суть явные противоречия (а) между психикой как сущностью и её ситуативными проявлениями - психическими образованиями, которые становятся объектом в психологическом исследовании, и (б) между континуальностью науки и ограниченностью исследования в целом и каждого его компонента, в том числе и самого исследователя. Производными в исследовании являются объективные проблемы как явные противоречия между условиями, в которых рождаются (и становятся объектом для познания) определённые психические явления.

Объективно-субъективные проблемы исследования суть явные противоречия между соответствующими его условиями. Объективная сторона научного исследования задана определённостью таких его компонентов, как постановка проблемы, целеполагание, формулировка гипотезы, характеристика объекта и предмета, постановка задач, характеристика методов, средств и результатов.

Субъективная сторона объективно-субъективной проблематики представлена самим исследователем. Он является носителем и специальных психологических знаний, и, шире, носителем субъективного опыта, в котором психологические знания занимают определённое место. Исследователь является также и носителем активности, обеспечивающей сознательное получение и обобщение информации с целью оптимизировать выделенный проблемный фрагмент (и/или аспект) в научной картине мира.

Субъективные проблемы в исследовании суть явные противоречия между различными компонентами (и/или аспектами) внутренней исследовательской позиции. В оптимальном случае эти проблемы исследователя сближаются с фундаментальными проблемами науки (гомоморфны им).

Такое сближение возможно при целенаправленной познавательной деятельности в её высших формах, или при собственно теоретической деятельности. Её когнитивный аспект раскрывается как понятийное мышление, для которого специфичны вполне определённые свойства. В их числе: децентрация; инвариантность соотнесения постоянных и переменных характеристик всего существующего и соотнесения содержания и объёма понятий; индуктивность - дедуктивность; обратимость операций; иерархичность; понимание причинно-следственных отношений и семиотичности отношений между сущностью и явлением.

Все мы стремимся к этому идеалу, но расстояние до него далеко...

Опубликовано: Образ российской психологии в регионах страны и в мире: Материалы международного Форума и Школы молодых учёных ИП РАН, 24-28 сентября 2006 г. /Отв. ред. А.А. Аксапольский, И.С. Кострикина, А.В. Юревич. - М.: Изд-во «Ин-т психологии РАН», 2006. С.65-70 (0,34 а.л.; 500 экз.)