Еремеев Б. А. Понятийная основа для эмпирического исследования субъективной категоризации

Аннотация

Субъективная категоризация рассматривается как общий механизм психического отражения, который у человека имеет речевую форму; как субъективное инобытие источника психики, или элементарный образ, свойства которого подлежат выявлению и качественно-количественному описанию. В их числе предметность, константность, обобщенность, целостность и структурность. Проявление свойств образа в эмпирическом материале (в тексте) обеспечивает возможность использовать соответствующие меры для того, чтобы затем перейти к характеристике категоризации как атрибута ее субъекта и как ориентировочного звена в деятельности.

Субъективная категоризация рассматривается как общий механизм психического отражения, у человека – в форме словесного обозначения того, что осознается.

Собственно психологический подход предполагает, что нужно распознать в эмпирическом материале, в предмете, с которым имеет дело исследователь, свой объект – психическое. В том числе – в речи. Зафиксированная речь становится материалом (предметом), подлежащим психологическому анализу. Явление и сущность выступают как знак и значение. В высказывании воспроизводится то, что носитель образа осознал; то, что он счел важным, достойным упоминания в условиях выражения своей позиции; то, что, по его мнению, отвечает ожиданиям адресата (в частности, – исследователя, проводящего опрос); то, что носитель образа захотел и то, что он смог выразить.

Объект психологического исследования в самом общем случае определяется исследовательской точкой зрения на психику. Она берется как принадлежность своего носителя: как функция, процесс, состояние, свойство. Она берется как субъективное инобытие источника – его отражение, образ. И она берется как ориентировочное звено в контуре регуляции отношений между ее носителем и ее источником (информационный аспект взаимодействия). В любом случае объектом психологического исследования является отдельное психическое образование или конечное множество таких образований.

Генетически и логически первично для исследователя сначала разобраться с природой отражения (образа – как объекта для субъекта), затем – с формами его принадлежности своему носителю, а затем уже вскрывать его инструментальную роль. В действительности возможны любые акценты, но в нашей работе исходным является внимание именно к образу как к функциональной единице субъективной картины мира.

Познавательное «поворачивание» любой отдельности обнаруживает ее свойства. Свойства психического образа суть отражение свойств объекта (источника образа) субъектом (носителем образа). Вслед за В.А. Ганзеным (1984) к числу базовых свойств действительности мы относим пространственные, временные, субстратные, энергетические и информационные. Свойства, специфичные для психических образов, начиная с их перцептивного уровня, суть предметность, константность, целостность и обобщенность – в этом мы следуем за Л.М. Веккером (1974, 1998). В наших исследованиях этот ряд свойств дополняется структурностью – характеристикой всех сигналов, всех системных образований и вообще всего сущего для познающего его человека, что убедительно показали многочисленные представители мирового и отечественного структурализма.

Исходная для нас характеристика образа – его предметность. В самом общем плане она раскрывается как данность объекта субъекту, или как «субъективное инобытие объекта». В психологическом плане формы предметности различны у разных познавательных явлений. Ее перцептивный вариант есть выделение фигуры из фона; предметность представления – отделение фигуры от фона; предметность мысли – установление субъектом отношения между двумя отдельностями на фоне ситуации; предметность воображения – это наложение фигуры, в том числе и отношения, на субъективный фон.

Категоризация раскрывает предметность образа относительно всего прочего, что «уходит в фон». Она распространяется и на объект отражения, и на самого субъекта его, и на различные аспекты отношений между субъектом и объектом, в том числе и на рефлексивные. Предметность прямо выражена в семантике речи – в значениях и смыслах слов и объединяющего их высказывания.

В наших исследованиях выделены два проявления предметности: ее дифференцированность (или конкретность) и ее соответствие принятому эталону. В первом случае показатель – длина активного словаря, во втором – пересечение словаря с его эталонным вариантом. Эталон выбирается исследователем, исходя из целей и задач работы.

Константность психического образа есть сохранение его в некотором диапазоне изменения условий отражения, объективных (внешних) или субъективных (внутренних). Константность раскрывается в устойчивой категоризации объекта при том, что изменяется ситуация категоризации. Эмпирически это проявляется в повторении слов, или в их частоте.

У персонального носителя константность рассматривается в двух временных масштабах: в рамках отдельной категоризации (в актуальном генезе) и при ее повторениях (например, в онтогенезе). В масштабе отдельной категоризации используются показатели: а) количество слов, повторяющихся в пределах одного высказывания; б) приращение длины ответа за счет повторений; в) отношение этого приращения к длине активного словаря.

В масштабе категоризации одного объекта одним субъектом, но в разном возрасте используются показатели: а) количество слов по срезу, вошедших в ответы по двум и более срезам; б) отношение этого количества к длине активного словаря по срезу. По нашим данным (лонгитюд с 8 до 20 лет) константность при актогенезе и при онтогенезе реципрокна: ранговая корреляция (по Спирмену) ρ = -0,76. И это – яркое проявление разнонаправленности развития.

При групповом носителе константность имеет межперсональный характер. Ее показатель – количество субъектов, использовавших одно и то же слово. При совокупном и массовом носителе актуальна уже межгрупповая константность. Здесь показательно количество групп, в которых оказалась достаточно выраженной (превосходящей принятый порог устойчивости) межперсональная константность. Межгрупповая константность имеет более высокие показатели, чем межперсональная, – вплоть до 100%. Такие субъективные категории, раскрывающие базовую предметность образа, нейтральны в плане структурообразования и, поэтому, исключаются из характеристики целостности и структурности категоризации.

Целостность в общем случае – это единство многого в одном. Учет лишь внешнего аспекта в этом единстве сближает целостность с предметностью, а учет лишь внутреннего аспекта – со структурностью. Целостность раскрывается парными отношениями на множестве элементов. Самое общее среди отношений – отношение сопринадлежности элементов одному множеству, составляющему целое.

Большая или меньшая целостность категоризации становится очевидной при сравнительном подходе в условиях устойчивой конкретности. Ибо абстрактная категоризация, посредством одного-единственного слова, заведомо более целостна (глобальна), чем категоризация более конкретная, выраженная двумя и большим числом слов. Нас же обычно интересует связанность категорий, проявляющаяся в устойчивости словосочетаний.

Эмпирическим свидетельством сравнительной целостности является распределение показателей связанности между субъективными категориями. В частности, это распределение коэффициентов корреляции, описывающих сочетаемость слов как их сопринадлежность высказываниям.

В наших исследованиях 70-х и 90-х годов установлено, что при сравнительной определенности в ситуации отражения целостность обеспечивается небольшим (относительным) количеством тесных связей. А при сравнительной неопределенности ситуации целостность категоризации обеспечивается относительно большим количеством слабых связей.

Обобщенность психического образа есть его сохранение при изменениях в объекте отражения. Различаются виды обобщенности. Пространственная, или межобъектная, обобщенность имеет место при психическом отражении различных объектов как принадлежащих к одной категории (классу). Временная, или внутриобъектная, обобщенность имеет место при психическом отражении одного объекта как такового, несмотря на происходящие с ним изменения. Субстратная, или обобщенность по качественной определенности, характеризует положение данного объекта в субъективном опыте как более или менее центральное. Для мысли специфична такая форма обобщенности, как перенос в новые условия успешных действий (по аналогии). И для понятийной мысли характерно распространение родовидовых отношений и количественного описания (измерения) на любые явления действительности.

Процедуры получения материала в наших исследованиях обеспечивают возможность для проявления межобъектной и субстратной обобщенности. При категоризации различных объектов обобщенность проявляется (а) в сохранении словаря и (б) в распределении различных высказываний как более или менее сходных со всеми остальными по словарному составу. Для межобъектной обобщенности показателем стала доля общих слов, актуальных при категоризации двух и более объектов, в словаре всех взятых вариантов категоризации. Для субстратной (в нашем случае – предметной) обобщенности основной показатель – специфичность каждого варианта категоризации: как средняя оценка ее углового расстояния ото всех остальных категоризаций по их взятому набору (в радианах). Чем меньше угловое расстояние, тем больше обобщенность.

Структурность есть упорядоченность компонентов. Любая отдельность описывается множеством структур, компоненты которых выделяются по различным основаниям, признанным актуальными (В.И. Свидерский, Р.А. Зобов, 1970). Своеобразие структурирования в наших исследованиях раскрывается через характеристику: 1) качественной определенности структуры (по природе охваченных ею элементов), 2) способа ее существования (по парным отношениям элементов), 3) принципа (по мере устойчивости), 4) основания (по взятой предметной области) и 5) композиции (по отношениям элементов с целым).

В нашей работе проводится выявление внутренней, предметно-ассоциативной структуры и выявление внешней структуры, в частности, структуры предметной общности между вариантами категоризации. Тем самым дается качественно-количественное, упорядочивающее описание отдельного варианта категоризации и их конечного множества. Отсюда органично следует переход к выявлению отношений между категоризацией и различными характеристиками ситуации, в которой она имеет место. Рассматриваются связи категоризации с актуальными атрибутами ее субъекта, а также ее связи с актуальными характеристиками взаимодействия субъекта с объектом, в том числе с различными характеристиками деятельности.

Таким образом, опора на свойства образа обеспечивает психометрику категоризации с последующим выходом на качественно-количественное описание психики как атрибута ее носителя и как ориентировочного звена в деятельности, объединяющей субъекта категоризации с ее объектом.

_________________________________

Опубликовано: Еремеев Б.А. Понятийная основа для эмпирического исследования субъективной категоризации // Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов. 25-28 июня 2003 г: В 8 т. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2003. Т.3. С.245-249.