Волохонская М. С. Анализ романтического нарратива в фильме Х. Миядзаки "Ходячий замок"

Слово "нарратив" имеет множество более или менее удачных определений и дословно переводится как "повествование" [1]. Нарративом можно назвать любую историю, которая в той или иной форме рассказывается или рассказана другому человеку или людям. Нарративы содержатся в том материале, который мы привыкли воспринимать как истории (то есть в романах, повестях, сказках, фильмах и сериалах); скрытые нарративы и их элементы можно обнаружить в самых неожиданных местах (например, в предметах домашнего обихода). Нарративы и их отдельные элементы могут становиться системообразующими или второстепенными компонентами картины мира, определять ценности, эмоциональные переживания, жизненный выбор человека. Историю жизни каждого из нас можно увидеть как один или несколько нарративов [2].

Задача этой статьи заключается в том, чтобы поделиться с читателем опытом небольшого нарративного анализа одной романтической истории, то есть истории развития отношений между двумя людьми, одним из вероятных исходов которой является то, что эти двое станут парой. История эта представлена в одном из самых известных полнометражных аниме Х. Миядзаки "Ходячий замок" (в буквальном переводе "Движущийся замок Хаула"), и в этом её преимущество по сравнению с множеством других, менее известных историй, которые не являются произведениями искусства и в силу этого не имеют возможности так сильно влиять на представления множества людей. Романтическая линия "Ходячего замка" достаточно сложна и замысловата, чтобы быть интересным объектом анализа, и в то же время достаточно проста и естественна, чтобы находить в ней сюжетные повороты и послания, важные для реальных, не выдуманных людей.

Поскольку в данном случае автору было интересно искать и описывать максимально универсальные, широко применимые элементы романтического нарратива, "Ходячий замок" был избран в качестве такого материала, которому не была бы свойственна гегемония определённой культуры. Рассчитывать на полное отсутствие какого бы то ни было культурного контекста, разумеется, было бы нелепо, поэтому автор сделал ставку на исследование мультикультурального нарратива в надежде, что сочетание нескольких культур позволит увидеть относительно независимые от культуры элементы нарратива. "Ходячий замок", будучи произведением японского режиссёра, создан по мотивам одноимённого сказочного романа английской писательницы Дианы Уинн Джонс. Таким образом, фильм сочетает в себе как минимум три культурных контекста: английский (европейский) - благодаря роману-основе, японский (азиатский) - благодаря работе режиссёра, российский - благодаря работе переводчика. Для того чтобы дать приблизительное представление об основных героях и фабуле "Ходячего замка", приведём цитату из Википедии [3].

"...Действие фильма происходит в параллельном мире, напоминающем Европу XIX-го века, где магия идёт рука об руку с техническим прогрессом. Скромная жизнь рано осиротевшей шляпницы Софи полностью изменилась, когда в окрестностях её города появился ходячий замок таинственного волшебника Хаула, известного своими „похищениями" девичьих сердец. Спасённая этим голубоглазым красавцем от приставаний двух солдафонов, она полюбила его с первого взгляда, однако волнующая прогулка с ним стоила юной шляпнице её красоты и молодости, отнятых чарами ревнивой ведьмы из Пустоши. Не проходит и дня, как девушка оказывается жертвой проклятия злой ведьмы и превращается в дряхлую старуху. Шокирующее превращение из восемнадцатилетней девушки в старуху заставило Софи покинуть родной дом и отправиться на поиски заколдовавшей её Ведьмы, чтобы та вернула ей нормальный вид. Дорога ведёт её неизвестно куда, но по дороге ей попадается огородное пугало - Пугало-Репка, которое приводит её в странное сооружение, принадлежащее недавнему знакомцу Софи, который оказался настоящим волшебником, правда, довольно трусливым и непредсказуемым. Но „бабушка" Софи осталась жить с хозяином и другими обитателями этого гигантского сооружения на курьих ножках, обретя в них семью, хоть и немного разношёрстную: в Замке живут хозяин замка - Хаул, ученик Хаула - Маркл, а также огненный демон - Кальцифер. Софи, по понятным причинам, желает снять заклятье ведьмы. Но со временем выясняется, что заклятья лежат и на Хауле, и на Кальцифере, и на Пугале-Репке. И эти заклятья связаны друг с другом, как кусочки мозаики..."

Одна из основных сюжетных линий фильма связана с развитием романтических отношений между двумя главными героями: Софи и Хаулом. В этой статье мы рассмотрим только основную романтическую линию, не затрагивая побочных, которые также присутствуют в фильме.

Несколько слов от автора об основных персонажах:

Софи - шляпница, скромная, застенчивая и серьёзная девушка, избегает отношений с мужчинами, погружена в выполнение дочернего долга: шляпная лавка нравилась её почившему отцу. Мать Софи, хорошенькая и легкомысленная женщина, живёт своей, совершенно независимой от дочери жизнью. Софи рациональный и волевой, но в то же время добрый и отзывчивый человек, всегда готовый прийти другому на помощь.

Хаул - ветреный молодой волшебник, известный покоритель женских сердец, необычайно одарённый маг. В юности Хаул заключил сделку с демоном, который даёт ему силу, но при каждом использовании этой силы Хаул всё больше превращается во что-то нечеловеческое, в монстра. В тот период, когда зарождается и развивается история его отношений с Софи, идёт война, и сила требуется Хаулу в основном для того, чтобы нанести как можно больший ущерб военной авиации, которая бомбит дома мирных граждан. Против вражеских боевых машин он всегда выходит в одиночку и разрушает столько, сколько может. Помощи в этом деле Хаул не ищет, хотя каждое новое сражение изматывает его и всё больше превращает в демона.

Далее при описании анализа краткий пересказ эпизодов истории будет даваться в квадратных скобках, интерпретации - без скобок, отдельные места интерпертаций, которые представляются автору важными, будут выделяться курсивом.

Глава первая, где Хаул и Софи встречаются и вместе переживают опасную ситуацию. Случайное свидание.

[Софи отправляется на прогулку по городу, и к ней пристают два солдата. В этот момент сзади незаметно подходит Хаул и говорит "Прости, задержался", делая вид, что Софи его старая знакомая, и он её сопровождает. Его цель, как представляется зрителю, бескорыстна и заключается в том, чтобы выручить девушку из беды].

Итак, первая особенность романтического дискурса, которую мы обнаруживаем в фильме, состоит в том, что в основе отношений взаимной симпатии, которые затем могут перерасти во что-то большее, лежит бескорыстие. С солдатами, которые имеют вполне определённые намерения, у Софи никаких отношений не возникает.

[Практически сразу же после встречи и счастливого избавления от излишне заинтересованных солдат выясняется, что за Хаулом следят. "Продолжай идти, как будто ничего не случилось. За мной следят" - поясняет Хаул. "Прости, втянул я тебя" - говорит он, когда становится ясно, что без обострения конфликта не обойтись. Они с Софи начинают убегать от преследователей. Поскольку преследователи повсюду, Хаул взмывает в небо, увлекая Софи за собой. Для Софи это, разумеется, необычно и пугающе, и поэтому Хаул делает две вещи: даёт чёткие указания, как передвигаться по воздуху, чуть позже подкрепляя действия Софи ("Не поджимай ноги, продолжай идти", "Отлично получается") и обозначает, что бояться нечего ("Не бойся"). Далее он продолжает сообщать о своих дальнейших действиях, уменьшая неопределённость, создающую страх: "Я их отвлеку, а ты подожди немного и выходи". Софи доверчиво улыбается и отвечает "Хорошо"].

В сцене преследования зритель видит две взаимодействующие модели поведения в опасной ситуации, мужскую и женскую. В сложной ситуации мужчина: а) начинает решать ситуацию, не застревая в бесконечных извинениях перед случайно оказавшейся в той же ситуации дамой, даже если источником проблем явился он; б) проясняет ситуацию в самом начале, не скрывая от спутницы существенных деталей (искренен); в) снижает страх своей спутницы при помощи чётких инструкций, сообщения о своих намерениях и позитивного подкрепления (при этом сам, разумеется, демонстрирует спокойствие и уверенность). Послание Хаула в критический момент можно кратко обозначить как "Я честен с тобой, я знаю, что делать, доверься мне, мы выберемся". Женщина же в сложной ситуации: а) доверяется своему спутнику; б) не проявляет активности, если не встречалась с подобными ситуациями раньше; в) проявляет позитивные эмоции, если спутнику удалось её успокоить. Послание Софи выглядит как "Я доверяю тебе, я не знаю, что делать, но верю, что ты знаешь, я благодарна, что ты со мной".

Также обратим внимание на то, что в ситуации преследования Хаул не демонстрирует ни вины, ни агрессии по отношению к преследователям, ни страха. Негативные эмоции исключены из романтического дискурса. Возможно, здесь сказывается влияние японского культурного контекста, в котором, как известно, публично демонстрировать негативные эмоции не принято.

Глава вторая, где Софи случайно попадает к Хаулу домой. Совместная жизнь в замке.

[Опустив подробности того, каким образом ревнивая Ведьма Пустоши, влюблённая в Хаула, накладывает на Софи заклятие, обратимся сразу ко второй встрече Софи и Хаула, которая происходит в его Ходячем замке. Превратившись в старуху, Софи решает покинуть город и поискать себе другой дом. При помощи Пугала-Репки она попадает в Ходячий замок и сама назначает себя уборщицей, поскольку в замке очень грязно].

Эта забавная деталь сюжета косвенно указывает на некоторые интерпретации в рамках традиционных гендерных ролей: когда в доме живут одни мужчины (Хаул, Кальцифер и Маркл, несомненно, мужского пола), дом зарастает грязью; наводить порядок - это женская способность.

Ещё одна небезынтересная деталь заключается в том, что в момент появления Софи Хаула нет дома. Возможно, эту деталь можно интерпретировать в том смысле, что в этой истории мужчина не сразу замечает, когда в его жизни появляется женщина, хотя она уже взяла на себя определённые обязательства по отношению к нему.

Однако, что ещё интереснее, именно способность Софи наводить порядок приводит к обострению кризиса в жизни Хаула.

Глава третья, где рождаются доверие и искренность. Кризис прекрасного образа.

[Убираясь в ванной Хаула, Софи переставляет местами флаконы, и прекрасные светлые волосы мага, предмет его особой гордости, становятся обычными, тёмными. Разрушается прекрасный образ, который Хаул старательно создавал всё это время. Хаул сначала в ярости, но эта ярость почти сразу переходит в глубокое отчаяние. Его тело начинает растекаться по полу неаппетитной лужицей. Замок начинает трещать по швам, из всех щелей начинают лезть духи тьмы].

Отметим, что в сцене нарциссического краха Хаула Софи демонстрирует действия двух разновидностей: неэффективные и эффективные действия.

[Неэффективными оказываются все попытки утешить Хаула и сообщить ему, что его волосы вполне симпатичного цвета. Образ прекрасного светловолосого юноши всё ещё неодолимо притягателен для него. Хаул отвергает любые сообщения на эту тему и продолжает всё глубже погружаться в своё подавленное состояние. "Нет смысла жить, если ты некрасив", заявляет Хаул. Это сообщение злит Софи, которая, как может догадаться зритель, никогда не считала себя красивой, в особенности сейчас, когда на неё действует заклятие, превращающее её в старуху. "Делай что хочешь, в конце-то концов! Я вот, например, никогда не была красавицей!!! Как мне это всё надоело!!!" - выпаливает Софи и выбегает на улицу, под проливной дождь, где разражается рыданиями. В этот момент появляется Пугало-Репка, который раскрывает над Софи зонтик. Эта забота утешает Софи, она улыбается и называет Репку милым].

В этом небольшом эпизоде мы наблюдаем возможность использования отношений с другими людьми для получения поддержки, когда в романтических отношениях что-то не складывается.

[Появляется Маркл, который уговаривает Софи вернуться, аргументируя тем, что "с Хаулом совсем плохо". Софи берёт себя в руки, возвращается и помогает Марклу отправить уже почти безжизненного, глубоко страдающего по безвозвратно утраченной искусственной идентичности Хаула в ванную - приходить в себя. Это действие оказывается эффективным - во всяком случае, в следующей сцене мы увидим его в глубокой апатии, но уже не в отчаянии].

Автору статьи представляется, что эта сцена, в которой образ Хаула изменяется и приближается к естественному, - это один из важнейших этапов развития романтических отношений. Прекрасный воображаемый конструкт, создаваемый магом осознанно, производивший впечатление на людей в целом и на прекрасную половину человечества в особенности, разрушается, и Софи видит Хаула таким, какой он есть: злящимся, отчаявшимся, неуверенным, испуганным. Хаул смиряется с этим и рассказывает Софи, что происходит с ним на самом деле. В этот момент между ними рождаются доверие и искренность. Похоже, основная идея этого эпизода состоит в том, что доверие и искренность невозможны без риска с одной стороны и принятия - с другой.

Кроме того, этот эпизод наглядно демонстрирует зрителю следующие полезные идеи об отношениях:

  • даже имея благие намерения, можно невольно причинить вред близкому человеку;
  • этот вред не является фатальным и непоправимым;
  • в попытках исправить ситуацию можно допускать ошибки.

 

Глава четвёртая, где Хаул получает право на слабость. Решение Хаула.

[В следующей сцене зритель видит Хаула лежащим неподвижно в постели в окружении бесчисленных охранных амулетов. Софи заглядывает к нему и предлагает выпить тёплого молока, но Хаул отказывается. Тогда Софи собирается уходить, но Хаул просит её остаться. "Мой дом разыскивает Ведьма Пустоши, - сообщает Хаул. - Я ведь на самом деле трус. Весь этот хлам - это амулеты, отпугивающие ведьм. Мне так страшно, так страшно". Хаул признаётся, что сам завёл знакомство с Ведьмой Пустоши, а затем удрал и теперь скрывается от неё. Но всех магов призывает король, поскольку сейчас война, и Хаул не знает, что ему делать. Кроме того, Хаулу определённо не нравится эта война, он считает её бессмысленной и жестокой. Софи предлагает Хаулу пойти к королю и попросить его остановить войну, но Хаул говорит "ты просто не знаешь этих людей". "Но это же король, - говорит Софи. - Он должен думать обо всех". В этот момент Хаула осеняет отличной идеей. Его апатию как рукой снимает. "Точно! - восклицает он. - Ты иди вместо меня!" Сцену, в которой Софи соглашается с предложением Хаула, зритель не видит, однако в следующей сцене она уже решительно собирается идти на встречу с королём. У самых дверей Хаул надевает на палец Софи кольцо. "Это амулет, - говорит Хаул. - Он поможет тебе вернуться невредимой". "Не бойся, - говорит Хаул на прощание. - Я буду рядом, только в другом обличье"].

Хаул, которого поддержали в его бессилии, снова обретает способность заботиться о Софи и находчиво решать текущие задачи. Парадоксальным образом право на слабость, которое даёт Хаулу решение Софи, позволяет ему снова начать чувствовать свою силу.

Глава пятая, где поддержка рождает силу. Софи и Хаул выручают друг друга.

[Софи отправляется во дворец к королю, где переживает целый ряд приключений, которые не относятся к предмету нашего интереса. В конце её увлекательной беседы с главной придворной волшебницей мадам Салиман появляется Хаул, причём в конечном итоге он принимает своё настоящее обличье и высказывает мадам всё, что думает о маленьких победоносных войнах и своей обязанности участвовать в них. После этого решительного выступления Хаул и Софи с огромным трудом, на волосок от провала, сбегают из дворца, несмотря на нечеловеческие усилия мадам Салиман поймать Хаула и заставить его выполнять свою волю. Хаул отправляет Софи домой, к замку, а сам отвлекает внимание преследователей на себя].

Две основные идеи этого эпизода, как представляется автору, заключаются в том, что (а) поддержка близкого человека даёт силу; (б) встреча лицом к лицу с тем, что пугает, позволяет справиться со страхом. Поддержка Софи даёт Хаулу возможность проявить себя наилучшим образом, встретиться со своим страхом лицом к лицу и преодолеть его. Страх перестаёт сковывать Хаула, и это даёт ему свободу, которая проявится в следюущем эпизоде.

Глава шестая, где, как всегда, любовь побеждает смерть. Спасение Хаула.

В следующем интересующем нас эпизоде мы обнаруживаем несколько видоизменённый, но достаточно хорошо известный читателю элемент романтического нарратива. Речь идёт о моменте, когда любовь побеждает смерть. Из широко известных произведений этот мотив очень ярко просматривается в "Аленьком цветочке" (и, разумеется, в "Красавице и Чудовище"), в "Белоснежке и семи гномах" и т. п. История Софи и Хаула в этом месте очень напоминает аналогичный эпизод из "Красавицы и Чудовища".

[Хаул успешно отвлекает преследователей и отправляется разбираться с вражеской авиацией, которая в очередной раз зависла над мирным городом и производит соответствующие действия. На этот раз он определённо переоценил свои силы, и его подбивают. Хаул падает где-то в дикой гористой местности, и Софи вместе со всеми обитателями Ходячего Замка отправляется его искать. В конце концов она находит Хаула, попутно узнав историю его сделки с демоном Кальцифером, и умудряется совершить действие, невозможное согласно формальным правилам сюжета: оживляет Хаула и при этом сохраняет жизнь Кальциферу. Хаул приходит в себя, обнаруживает, что свободен от сделки, наконец-то проявляет свои чувства к Софи, и наступает классический хэппи-энд с поцелуем, предполагающий, что Софи и Хаул живут дальше вместе долго и счастливо, а как конкретно - это уже другая история].

В этой части истории, помимо идеи о том, что любовь побеждает смерть, отчётливо просматривается ещё несколько моментов.

Во-первых, придя в себя, Хаул обращает внимание на то, что волосы Софи посветлели и стали цвета звезды. "Как красиво!" - восклицает Хаул. Отметим, что волосы Софи становятся именно того цвета, который Хаул стремился искусственно придать своим собственным волосам в начале истории. Это идея трансценденции собственного Я в любви, то, о чём писал Виктор Франкл: смысл, который мучительно ищется внутри себя, вдруг легко и непринуждённо, сам собой, рождается в отношениях с любимым человеком.

Во-вторых, счастливое воссоединение Софи и Хаула оказывает положительное влияние на истории всех остальных персонажей поголовно. Пугало-Репка, например, расколдовывается и оказывается принцем соседнего государства. После этого он немедленно спешит домой, чтобы остановить безумную войну, которая на протяжении всей истории портила жизнь практически всем персонажам. Кальцифер остаётся живым и свободным, а также понимает, что у него есть настоящие друзья. Даже Ведьма Пустоши обретает возможность счастливо встретить столь долго откладываемую старость. Назовём это идеей иррадиации счастья: счастье, которое рождается в отношениях двоих, может изменить в лучшую сторону мир вокруг них.

На описании этих двух жизнеутверждающих концептов, как представляется автору, описание анализа можно завершить. В аниме "Ходячий замок" можно увидеть ещё множество сюжетных линий, идей и смыслов, не проявивших себя в этой статье отчасти из-за необходимости ограничить её объём, отчасти из-за ограниченности возможностей автора. Можно лишь рассчитывать на то, что заинтересованный читатель сможет последовать за автором и использовать эту первую неуклюжую попытку нарративного анализа художественного произведения в собственных целях. Автор надеется когда-нибудь увидеть плодотворные результаты достижения этих целей и не сомневается в том, что результаты превзойдут описанное в этой статье. В свою очередь, автор обещает, что не оставит попыток поиска и описания смыслов в историях и будет совершенствоваться в нарративном анализе.

 

Литература

  1.  Пузанова Ж. В., Троцук И. В. Нарративный анализ: понятие или метафора? // Социология: 4М. 2003. №17.
  2. Фридмен Д., Комбс Д. Конструирование иных реальностей. Истории и рассказы как терапия. - М.: Класс, 2001.
  3. Ходячий замок (аниме) // Википедия.

Опубликовано: Современные проблемы психологии семьи: феномены, методы, концепции. Вып. 5 / Науч. ред. С.А. Векилова. - СПб.: Изд-во АНО «ИПП», 2011. С. 37-44.