Клёцина И. С., Прохорова О. Л. Гендерная компетентность: психологическое содержание и специфика проявления в межличностных отношениях

Категория «компетентность» довольно широко используется в работах психологической направленности. Давно и достаточно продуктивно исследуется социально-психологическая компетентность [18; 27], компетентность в общении [7; 8; 19; 20; 21], социальная компетентность [15; 23; 29]. Понятие «гендерная компетентность» появилось недавно, и изучение этого феномена пока находится на начальной стадии своего теоретического и эмпирического исследования [12; 13; 14]. По своему содержанию близким понятию «гендерная компетентность личности» является понятие «социальная компетентность». Такая характеристика личности как социальная компетентность позволяет человеку адекватно адаптироваться в социальной среде и эффективно взаимодействовать с социальным окружением [15; 17; 25 и др.]. Гендерная компетентность понимается как характеристика личности, которая позволяет ей быть эффективной в сфере гендерных отношений. Гендерную компетентность можно определить как характеристику, которая позволяет личности адекватно распознавать и реагировать на ситуации гендерного неравенства. Другими словами, гендерная компетентность – это способность мужчин и женщин замечать ситуации гендерного неравенства в окружающей их жизни; противостоять сексистским, дискриминационным воздействиям и влияниям; самим не создавать ситуации гендерного неравенства [12].

Как и любой другой социально-психологический феномен, гендерная компетентность имеет выраженную практическую направленность. Так, развитие гендерной компетентности должно способствовать построению конструктивных гендерных отношений, в которых отсутствует сексизм, подавление, и дискриминация людей по признаку пола. Наиболее распространенными моделями взаимодействия людей в сфере гендерных межличностных отношений являются партнерская и доминантно-зависимая модели отношений [11]. Содержание этих моделей находит отражение в трех стилях взаимодействия: партнерский, доминантный и зависимый [4; 6; 15]. Женщины и мужчины как субъекты гендерных отношений довольно часто используют манипулятивный стиль взаимодействия, однако в гендерно-ориентированной литературе этому стилю уделено мало внимания [1; 9].

В сфере отношений между мужчинами и женщинами широкое распространение получила доминантно-зависимая модель. Но в современных условиях изменяющегося общества пришло понимание того, что такая форма отношений приводит к дискриминации и мешает построению конструктивных отношений. Широко распространенная в отношениях мужчин и женщин манипуляция (которая иногда рассматривается как альтернатива доминированию) также характеризует неконструктивный способ взаимодействия, поскольку манипуляция основана на дискриминации и подавлении личности. Конструктивной моделью в гендерных отношениях является партнерская модель поведения, основанная на паритете и равноправии. Исходя из сказанного, проблема данного исследования может быть определена как противоречие между потребностью в знании о роли гендерной компетентности личности и отсутствием научных данных о характере связей этой личностной характеристики с другими психологическими особенностями, значимыми для конструктивного и продуктивного взаимодействия в сфере гендерных отношений.

Теоретико-методологическую основу исследования составили:

1. Гендерный подход [5; 9; 10; 26; 28] и его использование в психологии [2; 3; 30; 31].

2. Гуманистическое направление в психологии [16; 22; 24].

3. Социально-психологическая концепция гендерных отношений [11].

1. Исследование базируется на следующих идеях гендерного подхода:

  • Не существует убедительных обоснований имеющейся гендерной поляризации и дифференциации мужских и женских личностных качеств и социальных ролей. Нет оснований для противопоставления мужчин и женщин по качествам личности и социальным ролям.
  • Отсутствуют обоснования иерархически выстроенных статусных позиций мужчин и женщин (как правило, мужчины доминируют над женщинами в общественной сфере, занимая более высокие статусные позиции).
  • Биологические особенности каждого пола не могут служить оправданием женского или мужского неравенства в социальной жизни.

Данные положения гендерного подхода применительно к теме исследования свидетельствуют о том, что пол человека не может быть обоснованием для выбора в межличностных отношениях позиции доминирования, манипулирования или зависимости. Партнерский стиль в межличностных отношениях является наиболее эффективным и продуктивным.

2. Содержательная часть исследования опирается на следующие идеи гуманистической психологии:

  • Необходимость достижения единства между ориентированностью личности в социуме и развитием собственной уникальности, самоактуализации личности, полной реализации изначально присущего ей потенциала. Как подчеркивается в работе Л.А.Петровской [22] речь идет о субъектной позиции человека как отражение психологического благополучия человека в контексте идей гуманистической психологии.
  • Личность в процессе становления в системе «Я-Другой» может подвергаться как конструктивному влиянию со стороны Другого, такдеструктивному. Осуществление человеком собственной жизни как цепочки выборов предполагает опору и на внутренние ориентиры, и на внешние условия и обстоятельства. Человек должен развить ориентацию в собственной внутренней реальности, с тем, чтобы не попасть в плен социальных стереотипов, а прожить свою уникальную жизнь [22].

3. Значимыми для исследования явились следующие положения социально-психологической концепции гендерных отношений [11]:

  • Необходимость исследовать гендерные отношениях на разных уровнях социальной реальности: на макросоциальном уровне, на мезоуровне, на уровне межличностных отношений и на внутриличностном уровне. В соответствии с уровнями анализа выделены виды гендерных отношений: общественные, межгрупповые, межличностные и внутриличностные.
  • Учет двух сторон гендерных отношений и перечень социально-психологических характеристик, выступающих в роли детерминант гендерных отношений. В каждом из выделенных видов гендерных отношений присутствуют два слоя отношений или два аспекта: объективный и субъективный. Объективнаясторона гендерных отношений представлена поведенческими практиками субъектов, реализуемых в моделях, стилях гендерных отношений, а субъективная сторона представлена социально-психологическими характеристиками субъектов отношений, такими как: гендерные представления, гендерные стереотипы, гендерные установки.

Исходя из данных положений, следует, что гендерные характеристики, присущие мужчинам и женщинам, как субъектам гендерных отношений, будут обязательно проявляться в стилях их взаимодействия. При изучении таких характеристик, как гендерные представления, гендерные стереотипы и гендерные установки, показатели, характеризующие их особенности, должны сопоставляться с показателями стилей гендерных отношений.

Цель исследования: определить характер связи между уровнем гендерной компетентности личности и особенностями ее проявление в ситуациях взаимодействия мужчин и женщин.

В исследовании проверялась следующая гипотеза: у мужчин и женщин с высоким уровнем гендерной компетентности при взаимодействии с представителями другого пола ведущим окажется партнерский стиль отношений. У мужчин и женщин с низким уровнем гендерной компетентности при взаимодействии с представителями другого пола, основными стилями будут манипулятивный, доминантный и зависимый, а не партнерский стиль отношений.

Данная гипотеза проверялась в эмпирическом исследовании, в котором были использованы специально разработанные методики. Анкета«Гендерные характеристики личности» позволила определить у участников исследования уровень их гендерной компетентности, а анкета«Стили поведения в межличностных отношениях» была использована для определения стилей межличностного взаимодействия в гендерных отношениях .

В анкете «Гендерные характеристики личности» использованы теоретические разработки И.С. Клециной о психологическом содержании и структуре гендерной компетентности личности [12; 13; 14]. Анкета состоит из вопросов и суждений, в ответах на которые раскрывается содержание гендерных представлений, гендерных стереотипов и гендерных предубеждений респондентов, которые составляют три блока гендерных характеристик. При анализе гендерных представлений высчитывается количество эгалитарных и традиционных представлений. При анализе гендерных стереотипов и предубеждений, вычисляется их количество.

В ходе пилотажного исследования был проведен корреляционный анализ для проверки взаимосвязей показателей анкеты «гендерные характеристики» (рис. 1).

 

Рис. 1. Корреляционная плеяда взаимосвязей гендерных характеристик: 1 – эгалитарные представления; 2 – патриархатные представления; 3 – гендерные стереотипы; 4 – гендерные предубеждения

Корреляционный анализ показал наличие тесных отрицательных связей между эгалитарными представлениями и патриархатными представлениями (r = -0,98, р ? 0,01), эгалитарными представлениями и гендерными стереотипами (r = -0,47, р ? 0,01), эгалитарными представлениями и гендерными предубеждениями (r = -0,72, р ? 0,01). Тесные положительные связи существуют между патриархатными представлениями и гендерными стереотипами (r = 0,49, р ? 0,01), патриархатными представлениями и гендерными предубеждениями (r = 0,69, р ? 0,01), гендерными стереотипами и гендерными предубеждениями (r = 0,46, р ? 0,01). Это свидетельствует о том, что с возрастанием патриархатных представлений респонденты будут руководствоваться гендерными стереотипами и предубеждениями, а с увеличением эгалитарных представлений они будут для них не приемлемы.

Уровень гендерной компетентности определялся по разработанной в ходе пилотажного исследования шкале. Шкала имеет три основных уровня гендерной компетентности: высокий, средний и низкий. При этом средний уровень представлен тремя разновидностями: средний уровень с тенденцией к высокому уровню гендерной компетентности, средний уровень, средний уровень с тенденцией к низкому уровню гендерной компетентности.

О высоком уровне гендерной компетентностибудутсвидетельствовать следующие варианты ответов респондентов: 75% и более ответов содержащих эгалитарные представления, не более 25 % ответов содержащих гендерные стереотипы и 0 % ответов содержащих гендерные предубеждения.

Другими словами, о наличии высокого уровня гендерной компетентности можно говорить тогда, когда в ответах респондентов преобладают эгалитарные представления, не выражены гендерные стереотипы и отсутствуют гендерные предубеждения.

Средний уровень гендерной компетентности с тенденцией к высокому уровню ( эгалитарные представления в ответах представлены не менее 65%, гендерные стереотипы не более чем 35% ответов, а гендерные предубеждения составляют не более чем 25 %);

Средний уровень гендерной компетентности (эгалитарные представления в ответах респондентов не менее 35 %, гендерных стереотипов не более 65% , а гендерных предубеждений не более 50 %.);

Средний уровень гендерной компетентности с тенденцией к низкому уровню (эгалитарные представления в ответах представлены не менее 25%, гендерные стереотипы не более чем на 75%, а гендерные предубеждения не более чем 75 %).

О низком уровне гендерной компетентностисвидетельствуют следующие варианты ответов респондентов: эгалитарные представления составляют менее 25 %, гендерные стереотипы более 75 %, гендерные предубеждения более 75%

Анкета «Стили поведения в межличностных отношениях» предназначена для определения ведущего стиля межличностных отношений в ситуациях взаимодействия с близкими людьми другого пола. Анализ литературы показал, что наиболее распространенными в гендерных межличностных отношениях являются следующие четыре стиля: партнерский, доминантный, зависимый и манипулятивный.

Анкета состоит из четырех блоков заданий. Первый блок заданий представлен 8 неоконченными высказываниями, которые необходимо завершить, выбрав один из четырех предложенных ответов, каждый из которых соответствует одному из четырех стилей поведения. В основе первого блока лежит методика Л. Братченко НЛО [4]. Второй блок заданий представлен в виде одного неоконченного предложения. Его требуется завершить теми из предложенных 20 высказываний, которые, по мнению респондента, соответствуют его поведению или поступкам во взаимоотношениях с близким человеком противоположного пола. Третий блок заданий состоит из четырех неоконченных предложений, которые касаются непосредственного процесса взаимодействия с близким человеком другого пола. Неоконченные предложения составлены таким образом, чтобы определить стиль поведения респондента в эмоционально напряженных ситуациях. Четвертый блок заданий представлен семью ситуациями, которые могут часто встречаться в гендерных межличностных отношениях. К каждой ситуации предлагается четыре варианта ответа, отражающих основные стили взаимодействия. Ситуации были отобраны из научной и популярной литературы, посвященной отношениям мужчин и женщин.

Анкета «Стили поведения в межличностных отношениях»также была апробирована в ходе пилотажного исследования. Для установления взаимосвязи между шкалами был проведен корреляционный анализ (рис. 2).

Рис. 2. Корреляционная плеяда взаимосвязей стилей поведения: 1 – партнерский стиль; 2 – доминантный стиль; 3 – зависимый стиль; 4 – манипулятивный стиль

Как видно из рисунка 2, существуют тесная отрицательная связь между партнерским стилем и доминантным стилем отношений(r = -0,54, р ? 0,01), партнерским стилем и зависимым стилем (r = -0,54, р ? 0,01),партнерским стилем и манипулятивным стилем(r = -0,70, р ? 0,01). Также имеется отрицательная связь между доминантным стилем и зависимым стилем (r = -0,37, р ? 0,05). Положительные связи существует между манипулятивным стилем и доминантным стилем(r = -0,40, р ? 0,05), манипулятивным стилем и зависимым стилем (r = -0,38, р ? 0,05).

Полученные данные свидетельствуют о следующем: чем чаще используется партнерский стиль в гендерных отношениях, тем реже проявляются другие стили поведения. Использование доминантного стиля в отношениях сочетается с использованием манипулятивного стиля поведения, но исключает проявление зависимого стиля. Результаты корреляционного анализа подтверждают закономерности проявления разных стилей поведения в межличностных отношениях, описанных в литературе [6; 15], что свидетельствует о правомерности использования данной методики в исследовании.

В основном исследовании приняли участие 120 человек в возрасте от 18 до 30 лет. Выборку составили 70 женщин и 50 мужчин молодого возраста, проживающих в городе Санкт-Петербурге. Средний возраст респондентов 22 года.

Результаты обработки данных анкеты «Гендерные характеристики личности» позволили выделить группы респондентов с разными уровнями гендерной компетентности. В таблице 1 приведены данные распределения респондентов по пяти выделенным группа гендерной компетентности.

Таблица 1.

Данные распределения респондентов по пяти группам гендерной компетентности (в %)

Название групп

Кол-во

Первая группа - высокий уровень гендерной компетентности

5

Вторая группа - средний уровень гендерной компетентности с тенденцией к высокому уровню

20

Третья группа - средний уровень гендерной компетентности

36

Четвертая группа - средний уровень гендерной компетентности с тенденцией к низкому уровню

30

Пятая группа - низкий уровень гендерной компетентности

9

 

Из таблицы 1 видно, что наиболее многочисленные группы со средним уровнем гендерной компетентности, а группы с высоким и низким уровнем гендерной компетентности по числу респондентов не привышают 10 %.

Для проведения сравнительного анализа групп с высоким и низким уровнем гендерной компетентности респонденты первой и второй групп и четвертой и пятой были объединены. Таким образом, для исследования были сформированы три группы респондентов: первая группа гендерно-компетентные респонденты.В эту группу были включены респонденты с высоким уровнем гендерной компетентности и респонденты со средним уровнем гендерной компетентности с тенденцией к высокому уровню, численность которых составили 30 человек(всего 25%); вторая группагруппа респондентов со средним уровнем гендерной компетентности, численностью в43 человека(всего 36%);третья группагендерно-некомпетентные респонденты. В эту группу вошли респонденты снизким уровнем гендерной компетентностииреспонденты со средним уровнем с тенденцией к низкому уровню гендерной компетентности, численность которых составили 47 человек (всего 39%).

Таблица 2.

Данные о распределение представителей мужского и женского пола по трем группам гендерной компетентности (в %)

 

Женщины

Мужчины

Первая группа – гендерно-компетентные

33

12

Вторая группа – средний уровень гендерной компетентности

36

38

Третья группа – гендерно некомпетентные

31

50

Из таблицы 2 видно, что количество женщин в каждой из трех групп практически равное, а вот количество мужчин разное: в гендерно - компетентной группе их всего 12 %, а в гендерно - некомпетентной группе - 50 %.

Для проверки гипотезы в работе анализировались данные двух группы: группа гендерно - компетентных респондентов и группа гендерно - некомпетентных респондентов. Анализ значимых различий между показателями гендерных характеристик в двух выделенных группах показал, что есть статистически значимые различия между группами на 0,001 % уровне значимости (таблица 3).

Таблица 3

Различия по показателям гендерной компетентности между группой гендерно компетентных и гендерно некомпетентных респондентов

Показателя компетентности

Средние значения в группе

T – критерий Стьюдента

Уровень значимости

Гендерно компетентные

Гендерно некомпетентные

Эгалитарные представления

26,0

15,8

8,1

p<0,001

Патриархатные представления

3,2

12,7

- 7,7

p<0,001

Гендерные стереотипы

5,7

13,0

- 8,1

p<0,001

Гендерные предубеждения

1,3

4,2

- 8,9

p<0,001

Высокая значимость различий между двумя рассматриваемыми группами по показателям гендерной компетентности подтверждает правомерность разделения респондентов на группы гендерно-компетентных и гендерно-некомпетентных.

В исследовании были выявлены особенности стилей взаимодействия в гендерных отношениях у представителей двух исследуемых групп. В таблице 4 приведены данные о достоверных различиях в выборе стилей взаимодействия в группах с разным уровнем гендерной компетентности.

Таблица 4.

Сведения о значимых различиях по стилям поведения между группами гендерно - компетентных и гендерно - некомпетентных респондентов

Параметры сравнения

Средние значения в группе

T – критерий Стьюдента

Уровень значимости

Гендерно компетентные

Гендерно некомпетентные

Доминантный стиль

1,1

2,1

- 2,67

p<0,01

Зависимый стиль

2,2

3,1

- 1,67

-

Манипулятивный стиль

1,8

3,2

- 2,99

p<0,01

Партнерский стиль

11

7,9

3,39

p<0,01

Из таблицы 4 видно, что статистически значимые различия по стилям поведения были выявлены по доминантному, манипулятивному и партнерскому стилям поведения. Полученные результаты свидетельствуют о том, что уровень гендерной компетентности влияет на выбор стиля поведения, с уменьшением уровня компетентности увеличивается частота использования доминантного и манипулятивного стилей и уменьшается частота использования партнерского стиля.

Для определения взаимосвязи между уровнем гендерной компетентности и ведущим стилем поведения в ситуации взаимодействии с близким человеком другого пола был проведен корреляционный анализ, результаты которого отражены на рисунках 3 и 4.

Как видно из рисунка 3, существуют тесные отрицательные связи между эгалитарными представлениями и доминантным стилем,эгалитарными представлениями и зависимым стилем, патриархатными представлениями и партнерским стилем(р ? 0,01). Существуют тесные положительные связи между эгалитарными представлениями и партнерским стилем, патриархатными представлениями и доминантным стилем, патриархатными представлениями и зависимым стилем(р ? 0,01).

 

Рис. 3. Корреляционные плеяды взаимосвязей гендерных представлений и стилей взаимодействия: 1 – эгалитарные гендерные представления;2 – патриархатные гендерные представления; 3 – доминантный стиль; 4 – зависимый стиль; 5 – партнерский стиль.

Это указывает на то, что при преобладании эгалитарных представлений предпочитаемым стилем поведения в гендерных отношениях будет партнерский стиль, а не доминантный и зависимый стили. При преобладании патриархатных представлений предпочитаемыми стилями будут доминантный и зависимый стили, а партнерский стиль будет использоваться редко.

Рассмотрим взаимосвязь гендерных стереотипов и предубеждений со стилями взаимодействия (рис. 4).

Рис. 4. Корреляционные плеяды взаимосвязей гендерных стереотипов и предубеждений и стилей взаимодействия: 1 – гендерные стереотипы; 2 – гендерные предубеждения; 3 – доминантный стиль; 4 – зависимый стиль; 5 – партнерский стиль; 6 – манипулятивный стиль

Из рисунка 4 видно, что существуетположительная связьмеждугендерными стереотипами и зависимым и манипулятивным стилями (р ? 0,01), между гендерными предубеждениями и доминантным стилем (р ? 0,01) и манипулятивным стилем (р ? 0,05). Тесная отрицательная связь существует между партнерским стилем и гендерными стереотипами (р ? 0,01), партнерским стилем и гендерными предубеждениями (р ? 0,01).

Эти результаты свидетельствует о том, что наличие гендерных стереотипов и предубеждений у респондентов препятствует использованию в гендерных отношениях партнерского стиля поведения и способствует проявлению манипулятивного стиля поведения. Также важно отметить, что приверженность гендерным стереотипам оказывает непосредственное влияние на использование зависимого стиля, а наличие гендерных предубеждений – доминантного стиля в отношениях.

Таким образом, можно заключить, что гипотеза исследования о связи уровня гендерной компетентности личности со стилями поведения, проявляющихся в гендерных отношениях подтвердилась. Мужчины и женщиныс высоким уровнем гендерной компетентности, придерживаются эгалитарных представлений и не руководствуются гендерными стереотипами и предубеждениями, а в гендерных отношениях преимущественно будут использовать партнерский стиль поведения. Мужчинам и женщинамс низким уровнем гендерной компетентности, в основном присущи патриархатные представления, гендерные стереотипы и предубеждения, в отношениях с близким человеком другого пола они будут активно использовать доминантный, зависимый и манипулятивные стили поведения.

Полученные результаты эмпирического исследования актуализируют проблему развития гендерной компетентности как личностного ресурса оптимизации межличностных отношений мужчин и женщин.

 

Литература

  1. Аносова Н. Манипулятивные практики во взаимодействии мужчин и женщин// Гендерные практики: описание, рефлексия, интерепретация. Материалы V Международной межвузовской конференции молодых исследователей «Гендерные практики: традиции и инновации»/Отв. ред. Т. А. Мелешко, И. И. Юкина. - СПб.: «Алина», 2007. с. 40-44.
  2. Бем С. Линзы гендера. Трансформация взглядов на проблему неравенства полов. – М: Российская политическая энциклопедия, 2004. – 336 с.
  3. Берн Ш. Гендерная психология. СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2001. - 320с
  4. Братченко С.Л. Диагностика личностно – развивающего потенциала: Методическое пособие для школьных психологов. – Псков: Изд-во Псковского областного института повышения квалификации работников образования. 1997. – 68 с.
  5. Воронина О. А. Феминизма и гендерное равенство. М.: Едиториал УРСС, 2004. – 320 с.
  6. Горянина В.А Психологические предпосылки непродуктивности стиля межличностного взаимодействия//Психологический журнал. 1997. № 6. С.73-83.
  7. Жуков Ю.М. Коммуникативный тренинг. М.: Гардарики, 2003. - 223 с.
  8. Жуков Ю.М. и др. Диагностика и развитие компетентности в общении. М.,1990.
  9. Здравомыслова Е. А., Темкина А. А. Категория власти в гендерных исследованиях// Гендер как инструмент познания и преобразования общества. Материалы Международной конференции «Гендерные исследования: люди и темы, которые объединяют сообщество»/Редакторы-составители Е. А. Баллаева, О. А. Воронина, Л. Г. Лунякова. – М.: РОО МЦГИ, 2006. – с. 105-115.
  10. Киммель М. Гендерное общество/ Пер. с англ. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006.- 464 с.
  11. Клецина И. С. Психология гендерных отношений. Теория и практика. СПб: Алетейя, 2004. – 408 с.
  12. Клецина И. С. Развитие гендерной компетентности государственных и муниципальных служащих в процессе гендерного образования //Женщина в российском обществе. Российский научный журнал. № 3 (44). 2007. с. 60-65.
  13. Клецина И. С. Формирование и развитие гендерной компетентности// Технологии конструирования гендера: Учебно-методический комплекс/ Под ред. проф. И.С. Клециной. СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена, 2008. с. 128-171.
  14. Клецина И. С. Гендерная компетентность личности// Гендерная психология. Практикум. 2-е изд./ Под ред. И.С. Клециной. СПб.: Питер. 2009. с. 316-339.
  15. Куницына В.Н., Казаринова Н.В.. Погольша В.М. Межличностное общение. Учебник для вузов. СПб.: Питер, 2001. – 544 с.
  16. Маслоу А. Дальние пределы человеческой психики. СПб.: Евразия, 1997.
  17. Мель Ю. Социальная компетентность как цель психотерапии: проблемы образа Я в ситуации социального перелома//Вопр. психол. 1995. № 5. с. 61-68.
  18. Основы социально-психологических исследований: учебник для вузов/под общей редакцией А.А. Бодалева, А.А.Деркача, Л.Г.Лаптева.- М.: Гардарики, 2007. -334 с.
  19. Петровская Л.А. Компетентность в общении. М.: Изд-во МГУ, 1989. -216 с.
  20. Петровская Л.А. Развитие компетентного общения как одно из направлений оказания психологической помощи//Введение в практическую социальную психологию. Учебное пособие/Под ред. Ю.М.Жукова, Л.А.Петровской. М.: Смысл, 1996. с. 150-166.
  21. Петровская Л.А. О природе компетентности в общении//Мир психологии. 1996. № 3. с. 31-35.
  22. Петровская Л.А. Гуманистический контекст психологической помощи//Социальная психология в современном мире/Под ред. Г.М.Андреевой, А.И.Донцова. М..: Аспект Пресс, 2002. с. 323-333.
  23. Равен Дж. Компетентность в современном обществе: выявление, развитие и реализация/Пер. с англ. М., «Когито-Центр», 2002. – 396 с.
  24. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. М.: Масс Медиа, 1994.
  25. Самсонова Т.И. Социальная компетентность подростков и технологии ее формирования. Автореф. канд… социол. наук. СПб., 2006. – 20 с.
  26. Словарь гендерных терминов / Под ред. А. А. Денисовой / Региональная общественная организация «Восток-Запад: Женские Инновационные проекты». – М: Информация –XXI век, 2002. – 256 с.
  27. Социальная психология: Учебное пособие для студ. высш. учеб. заведений/ А.Н.Сухов, А.А.Бодалев, В.Н.Казанцев и др.; Под ред. А.Н.Сухова, А.А.Деркача. М.: Издательский центр «Академия», 2001.- 600 с.
  28. Тартаковская И.Н . Гендерная социология. М.: ООО «Вариант», 2005. – 368 с.
  29. Хинш Р., Виттманн С. Социальная компетенция / Пер. с нем. – Х.: Изд-во Гуманитарный центр, 2005 – 192 с.
  30. Eagly, А.Н. Sex differences in social behavior: social-role interpretation. Hilsdale, NJ: Erbaum. 1987.
  31. Unger R.K. Imperfect reflections of reality: Psychology constructs gender // Making a difference: Psychology a. the construction of gender. New Haven; L.: Yale univ. Press, 1990. P. 102-149.

Опубликовано: Клецина И.С., Прохорова О.Л. Гендерная компетентность: психологическое содержание и специфика проявления в межличностных отношениях//Вестник Ленинградского государственного университета имени А. С. Пушкина. Научный журнал. № 2 (Том 5). 2010. Психология. С. 38-50.