Клёцина И. С. Аналитические подходы к определению причин гендерных конфликтов и путей их преодоления

Гендерные конфликты и кризисы гендерной идентичности, как внутриличностные проявления, присущие современным мужчинам и женщинам, являются теми феноменами, которые нередко попадают в поле зрения зарубежных и отечественных психологов и социологов, занимающихся гендерными проблемами [Здравомыслова Е.А. и Темкина А.А; Здравомыслова О.М.; Кон И.С.; Ожигова Л. Н.; Bem S.; Horner M.]. В литературе гендерной направленности описаны виды гендерных конфликтов [Алешина Ю.Е., Лекторская Е.В.; Гаврилица О.А.; Турецкая Г.В.], уделено внимание определению понятий «гендерный конфликт» и «кризис гендерной идентичности» и конкретизировано смысловое содержание этих феноменов [Клецина И.С.; Ожигова Л.Н.], проанализированы причины возникновения кризиса гендерной идентичности [Здравомыслова Е.А. и Темкина А.А; Здравомыслова О.М.; Кон И.С.; Ожигова Л. Н.], разработаны, апробированы и описаны способы психологической помощи мужчинам и женщинам, оказавшихся в ситуации кризиса гендерной идентичности [Ожигова Л. Н; Румянцева П.В.].

Актуальными, но недостаточно исследованными вопросами тематики гендерных личностных конфликтов и кризисов гендерной идентичности, являются, во-первых, вопросы, касающиеся конкретизации причин возникновения конфликтов гендерного содержания. Здесь важно систематизировать междисциплинарные и специализированные (гендерные) теоретические подходы и направления, которые обладают востребованными интерпретативными возможностями. Вторая группа актуальных тем исследования гендерных конфликтов и кризисов идентичности связана с практической деятельностью специалистов-психологов, оказывающих психологическую помощь мужчинам и женщинам, которые переживают кризисные и конфликтные состояния. Значимым направлением работы является не только разработка теоретических и методических оснований процедур психологической помощи мужчинам и женщинам, находящимся в состоянии гендерных конфликтов и кризисов, но и определение направлений работы, связанной с предупреждением конфликтов гендерного содержания.

В данном тексте внимание будет сосредоточено на исследовании актуальных проблем  гендерных личностных конфликтов, а не кризиса гендерной идентичности. Это связано со следующими обстоятельствами: во-первых, гендерный конфликт представляет собой менее сложное психологическое явление, чем кризис гендерной идентичности. «Кризис гендерной идентичности есть часть общего кризиса личности и всегда связан с переструктурированием всех личностных смыслов, где смысл жизни является вершинным переживанием и регулятором личности» [Ожигова Л..Н., 2006, с. 173]. Внутриличностный конфликт порождается амбивалентными стремлениями субъекта, которые ограничивают возможности нормального функционирования личности. Для разрешения психологического противоречия, вызвавшего внутренний конфликт, часто достаточно согласование мотивов, желаний и своих возможностей без кардинальной перестройки личностных смыслов.  Во-вторых, личностный конфликт может быть рассмотрен как вариант, как составная часть кризиса личности, поэтому психологическое исследование личностных конфликтов вносит свой закономерный вклад в проблему изучения  кризисов личности.

Большинство концепций гендерных личностных конфликтов (ролевой конфликт работающей женщины, экзистенциально-гендерный конфликт, конфликт боязни успеха и др.) сформировалось на основе хорошо известных теоретических психологических и социологических ориентаций. Рассмотрим известные теории, объясняющие причины гендерных конфликтов[1].

Ролевые теории, разработанные в интеракционистском направлении, используются для объяснения причин ролевых гендерных конфликтов. Ролевой конфликт работающей женщины - яркий пример межролевого личностного конфликта, проявляющийся как столкновение традиционных нормативных требований к ролевому поведению женщин и реальной ситуации их жизнедеятельности Ролевой конфликт - социальная ситуация, в которой от одного и того же индивида ожидаются несовместимые друг с другом ролевые действия. Когда женщина одновременно выполняет три свои основные роли (родительскую, профессиональную и супружескую) вероятность возникновения ролевого внутриличностного конфликта очень велика, так как у женщины просто не хватает физических ресурсов для полноценного выполнения этих ролей. Конфликт между ролями чаще возникает, если женщина в равной мере ориентирована и на профессиональное развитие, и на свою семью, т.е. на профессиональную и семейную самореализацию. В этом случае многочисленные предписания-требования различных социальных ролей, выполняемых личностью, препятствуют их успешной реализации. Противоречие между основными ролями женщины неизбежно («чем больше уделяешь внимания работе, тем больше страдает семья», и наоборот).

Наибольшее распространение в плане объяснительных интерпретаций возникновения разных видов гендерных конфликтов получила теория гендерной социализации, которая опирается на такие психологические подходы, как психоаналитический, когнитивистский, необихевиористский.

Основные положения теория гендерной социализации: 1) мужчины и женщины вырастают в различных социально-психологических контекстах; 2) эти контексты оказывают решающее влияние на последующее функционирование мужчин и женщин: у мужчин возникают проблемы в сфере семейной самореализации, а у женщин - в сфере профессиональной самореализации [Блок Дж,, 2000 с. 168].

В процессе дифференцированной по полу социализации у личности формируются представления о себе, которые ограничивают ее возможности. Воспитывая мальчиков и девочек по-разному, родители и педагоги ориентируют их на исполнение полоспецифичных ролей и не готовят детей к другим ролям, которые им, скорее всего, придется исполнять. Дифференцированная по полу социализация также ограничивает профессиональный выбор мальчиков и девочек, выстраивая дополнительные (субъективные) барьеры на пути их профессионального развития во взрослом возрасте. Традиционный вариант гендерной социализации может приводить к конфликту нереализованных желаний. Такой внутриличностный гендерный конфликт  разворачивается в ситуации столкновения нормативных предписаний в отношении традиционного мужского и женского поведения и индивидуальных потребностей личности в реализации не полоспецифичных интересов и желаний.

Концепция андрогинии. В данной концепции обосновывается тезис о том, что человек с андрогинными характеристиками может функционировать более эффективно и в более разнообразных условиях, чем человек, обладающий более традиционными мужскими или женскими качествами. До появления концепции андрогинии единственно правильным считался вариант такого развития личности, при котором мужчинам должны быть присущи исключительно маскулинные характеристики личности, а женщинам - фемининные. «Подобная гендерная поляризация катастрофически и без всякой нужды ограничивала человечески возможности, оставляя каждой личности право лишь на половину  полного личностного потенциала в рамках культурного определения гендерного соответствия» [Бэм С., 2004. с. 213].

Проявления не соответствующих полу качеств личности и особенностей поведения рассматривались как девиации и патологии личностного развития. Девочки и женщины, обладающие маскулинными характеристиками, и мальчики и мужчины с фемининными чертами личности испытывали очень сильное давление со стороны социума связанное с осуждением и запрещением не типичных полу личностных и поведенческих проявлений. Естественно, что такие люди остро переживали состояние несоответствия внешним полоспецифичным нормам, им был присущ конфликт несоответствия ожиданиям.

Основное значение концепции андрогинии заключается в том, что в ней теоретически обосновывается и эмпирически доказывается возможность для личности иметь одновременно и маскулинные и фемининные черты. Человеку не нужно отказываться от тех своих качеств и моделей поведения, которые его общество считает несоответствующими его или ее полу [Берн Ш., 2001]. Поэтому концепция андрогинии несет в себе конструктивный объяснительный потенциал для преодоления внутренних конфликтов, вызванных несоответствием нормативным ожиданиям-требованиям.

В 70-е годы XX века, когда была создана концепция андрогинии, она была очень популярна, однако в настоящее время она является объектом критики даже со стороны своих авторов. Так, С.Бэм высказывает следующие критические замечания в адрес концепции  андрогинии: «...концепция андрогинии одновременно настолько гендерно-нейтральна, настолько утопична и настолько лишена какой-либо реальной связи с исторической действительностью, что она даже не признает существование гендерного неравенства, не говоря уже о том, чтобы представить концептуальный или исторический анализ этого неравенства. ... Концепция андрогинии воспроизводит - и тем самым материализует - ту самую гендерную поляризацию, которую она пыталась ослабить. Как это происходит? За счет придания маскулинности и фемининности характера концептуальных данностей» [Бэм С., 2004, с. 176]. Маскулинность и фемининность не являются глубинными структурами личности, а представляют собой стереотипные определения, внедренные в культурный дискурс.

Наибольший вклад в объяснительные модели возникновения гендерных конфликтов личности вносит теория гендерной схемы, которая опирается на теорию социального научения и теорию когнитивного развития. Эта теория была разработана Сандрой Бэм в 1977 году. Здесь феномен возникновения гендерных конфликтов объясняется при помощи гендерной схемы. Применение гендерных схем способствует стандартизации и единообразию индивидуальных социально-психологических реакций, а частое их использование препятствует адекватному восприятию многообразия мира, что в свою очередь тормозит развитие адаптивных и творческих возможностей личности. В зависимости от особенностей использования гендерных схем люди делятся на полотипизированных и неполотипизированных. Полотипизированные личности прибегают к схемам постоянно и поэтому воспринимают мир исключительно в дихотомических терминах противостояния мужского и женского; неполотипизированные личности почти не используют гендерные способы категоризации мира, выходя за пределы стереотипного мировосприятия и самооценки. Каждый человек в зависимости от особенностей собственного когнитивного развития и социальной ситуации, в которой он оказался, будет в большей или меньшей степени гендерно-схематизирован, а, следовательно, будет в большей или меньшей степени подвержен нормативному давлению в плане полоспецифичного поведения, что будет способствовать либо не способствовать возникновению гендерных конфликтов.

Наряду с широко известными концепциями, обладающими продуктивными объяснительными моделями анализа внутриличностных гендерных конфликтов, может быть предложена и новая теоретическая модель - концепция гендерной компетентности.

Данная концепция опирается на основные положения гендерной теории. Она не только предлагает еще один вариант объяснения причин гендерных конфликтов, но и концентрирует свое внимание на путях и способах предотвращения личностных конфликтов гендерного содержания.

Гендерная компетентность личности, прежде всего, предполагает принятие базовых идей гендерной теории. Эта следующие идеи.

1. Мужчины и женщины, как представители социальных групп, скорее похожи, чем различны. Это касается и подавляющего числа психологических характеристик мужчин и женщин и личностных особенностей, необходимых для исполнения различных социальных ролей. Следовательно, нет оснований для жесткой дифференциации мужских и женских ролей; социальные роли мужчин и женщин взаимозаменяемы и похожи. Существующая в обществе гендерная дифференциация и поляризация является не биологически предопределенной, а социально сконструированной.

2.  Социальные статусы и позиции мужчин и женщин в публичных и приватных сферах жизнедеятельности не должны выстраиваться по принципу иерархичности. Другими словами, ни в общественном устройстве, ни на уровне групп и личностей нет убедительных оснований для того, чтобы мужчины, либо женщины занимали доминирующие позиции в общественной или частной жизни. В рамках гендерного подхода утверждается, что ни один пол не имеет права доминировать над другим, отношения между представителями разных полов должны выстраиваться на основе паритета, равенства прав и возможностей. Партнерская модель отношений между мужчинами и женщинами, гендерными группами должна стать основной, а эгалитарные представления, отражающие равенство полов (т.е. отсутствие иерархичности статусной дифференциации ролей мужчин и женщин) должны разделяться подавляющим большинством членов общества.

3. Биологические особенности каждого пола не могут быть основанием и оправданием ситуаций гендерного неравенства. Недетерминированность социальных ролей биологическим полом их носителя показывает, что человек выполняет ту или иную роль не потому, что исполнение этой роли задано его анатомией, а потому, что этому способствуют социально сформированные склонности, желания, мотивы личности, а также жизненные обстоятельства.

Однако эти взгляды, мнения и идеи не являются доминирующими в общественном сознании. Данные гендерные представления практически не распространяются через средства массовой информации, они не звучат и в повседневном общении людей. Более распространенным является традиционно-патриархатный дискурс в вопросах гендерных отношений.

1. В соответствии с традиционными (патриархатными)взглядамиличностные характеристики мужчин и женщин и их социальные роли не просто различны, а полярно противоположны. Биологические половые различия переносятся на сферу социальной жизни, поэтому утверждается, что существуют специфически «мужские» и «женские» роли, при этом роль, выполняемая мужчиной, не может выполняться женщиной, и наоборот. Хотя существует не мало свидетельств того, что все основные социальные роли («добытчик», «домашняя хозяйка/хозяин», «воспитатель/воспитательница детей» и др.) могут выполняться и мужчинами и женщинами, распространенный принцип жесткой дифференциации мужских и женских ролей этому не способствует. С позиции традиционных взглядов различия в исполнении социальных ролей мужчинами и женщинами столь явные, что они являются «организующей нормой общественной жизни» [Бэм С., 2004. с. 35]. Это значит, как считает С.Бэм [2004], что различия между мужским и женским привносятся в общественную жизнь настолько экстенсивно, что тем самым осуществляется скрытая подмена: практически любой аспект культуры, любой аспект человеческого опыта предстает перед нами в неразрывной связи с половыми особенностями - касается ли это стиля одежды, социальных ролей или даже способов выражения чувств.

2. В традиционной (патриархатной) системе взглядов доминирует убеждение в том, что именно мужчины должны занимать лидирующие и доминирующие позиции в обществе и в различных социальных организациях и структурах. Мужчины больше подходят для высоких должностей и статусных позиций потому, что по сравнению с женщинами они более совершенны в личностном плане. Утверждению таких взглядов способствует особый тип культурных традиций - адроцентризм. Андроцентризм - глубинная культурная традиция, сводящая общечеловеческую субъективность к единой мужской норме, репрезентируемой в качестве универсальной объективности, в то время как иные субъективности, и, прежде всего женская, репрезентируются как отклонение от нормы. Таким образом, андроцентризм - это не просто взгляд на мир с мужской точки зрения, а «выдача» мужских нормативных представлений и жизненных моделей за единые универсальные социальные нормы и жизненные модели [Словарь гендерных терминов, 2002. с. 9].

3. В системе традиционных представлений незыблемым является постулат о биологических основаниях существующих различий между мужчинами и женщинами, поэтому мужское превосходство предстает как вполне естественное и закономерное явление жизни. Представители традиционных взглядов рассуждают следующим образом: «Существуют некоторые «естественные» основания, являющиеся базисными для всего мироустройства, изменять которые опасно, так как это может привести к разрушению всего общества. Эти основания следующие: функции и роли между мужчинами и женщинами в обществе и семье должны быть разделены. В соответствии с таким разделением за женщиной «самой природой» закрепляются жизненные ценности быть матерью, хозяйкой дома, хранительницей домашнего очага. Мужчине также «природой» предписано быть добытчиком, общественным деятелем, осуществлять связь между малой общностью - семьей и большой - обществом в целом. Таким образом, предполагается, что данные функции являются естественными и объективными, т.е. не зависящими от сознания и воли отдельного человека; а половые различия значительно существеннее индивидуальных личностных различий между людьми» [Женщины в обществе, 1991].

В процессе гендерной социализации мальчики и девочки со временем превращаются в маскулинных и фемининных взрослых людей, которые добровольно принимают разные и неравные роли, уготованные им в андроцентричном и гендерно-поляризующем обществе [Бэм С., 2004].  Гендерно-поляризующие представления о настоящем мужчине и настоящей женщине являются нормативными эталонами для людей, живущих в современном обществе. В сознании  мужчин и женщин утверждается мысль, что их особенности - это не просто данность, а нечто, что они должны постоянно создавать и реконструировать с целью приближения к  нормативному стандарту. Андроцентричная культура вынуждает мужчин серьезно тревожиться по поводу своего гендерного поведения. Андроцентризм основательно обесценивает и подавляет любые мысли, чувства и поступки мужчин, которые в культуре определены как женские. Образ «настоящего» мужчины включает такие характеристики, как профессиональная успешность, достойный социальный статус, материальное благополучие, физическая сила и выносливость, сдержанность в проявлении эмоций. Наиболее остро мужчинами переживается внешняя оценка их недостаточной материальной состоятельности, невозможности создать достойные условия жизни членам своей семьи. Когда мужчины чувствуют свою беспомощность в обыденной жизни и их маскулинность оказывается под угрозой из-за ощущения бессилия, то эта ситуация приводит к личностным проблемам.

Женщины ощущают сильное давление со стороны традиционной культуры иного рода. Образ «настоящей женщины» включает успешность исполнения бытовой и репродуктивной функций, а женщины, не способные иметь детей, почти неизбежно чувствуют, что они не «настоящие» женщины. Более того, экстраординарное акцентирование культуры на том, что настоящая женщина сексуально привлекательна для мужчины, вынуждает огромное количество немолодых женщин беспокоиться о том, что их статус настоящей  женщины  исчезнет безнадежно и навсегда. Это заставляет женщин идти на чрезмерные траты времени, энергии и денег в погоне за красотой [Бэм С., 2004].

Люди в разной степени привержены традиционным моделям полоролевого поведения, презентируемых институтами гендерной социализации. Полотипизированные люди (чаще предельно фемининные женщины и крайне маскулинные мужчины) особенно сильно мотивированы в плане реализации в своем поведении нормативных полоролевых стандартов, им близки традиционно-патриархатные представления. Они активно подавляют в себе любое поведение, которое может быть расценено окружающими как несвойственное гендеру [Берн Ш, 2001]. Общая самооценка личности у таких мужчин и женщин очень тесно связана с их гендерной самооценкой.

Гендерно не компетентные (полотипизированные) мужчины и женщины не могут освободиться от давления гендерно-поляризованной и андроцентричной культуры, поэтому они часто переживают конфликтные состояния нереализованных личных устремлений и несоответствия ожиданиям. Чувства внутреннего напряжения и дискомфорта, ущемленности и нереализованности требуют выхода, эти деструктивные чувства могут найти выход в поведенческих проявлениях, связанных с подавлением и ущемлением прав других - представителей иной половой группы. В основе такого поведения  лежат гендерные предрассудки (предубеждения в отношении лиц другого пола).

Предубеждение- это социальная установка с искаженным содержанием ее когнитивного компонента, вследствие чего человек воспринимает некоторые социальные объекты в неадекватном виде [Журавлев А. Л. и др., 2006].  С когнитивным компонентом предубеждения часто связан сильный, т.е. эмоционально насыщенный аффективный компонент. В результате предрассудок обусловливает не только искаженное восприятие социальных объектов, но и неадекватные действия по отношению к ним. Таким образом, гендерные предубеждения - это социальная установка с негативным и искаженным содержанием, это предвзятое мнение, по отношению к представителям другого пола.

В гендерных предубеждениях отражены распространенные нормы полоспецифичного поведения, поэтому предубеждения возникают по отношению к тем субъектам, которые, как представляется, нарушают нормы традиционного ролевого поведения мужчин и женщин. Так, например, хорошо известны предубеждения в отношении женщин-политиков, женщин-ученых, женщин-водителей автомобильного транспорта и в отношении мужчин, исполняющих роль домашней хозяйки. Предрассудки - деструктивный аспект социального поведения человека. Поэтому именно поведенческий компонент предубеждений, т.е. реальные поведенческие проявления и практики, свидетельствует о наличии у человека предубеждений в отношении какой-либо группы людей.

Рассмотрим формы гендерных предубеждений. В качестве основания классификации форм предубеждений можно использовать такой показатель как степень деструктивности воздействия на объект предубеждения.

Самая слабая форма проявления предубеждения - это невербальное выражение антипатии (пренебрежительный тон, нахмуренные брови, отрицательные покачивания головой, плотно сомкнутые губы и др.), демонстрируемые в ситуациях, когда поведение мужчин или женщин не соответствует традиционным нормам полоспецифичного поведения. Например, в эксперименте, описанном в учебном пособии, изданном под редакцией Э. Аронсона [2003], было установлено, что в ситуации дискуссии со смешанным половым составом участников лидеры-женщины по сравнению с лидерами-мужчинами получают меньше положительных невербальных реакций (улыбка, утвердительные кивки головой) и больше отрицательных реакций (нахмуренные брови, плотно сжатые губы, отрицательные покачивания головой). При этом, различий по показателям компетентности в роли лидеров между мужчинами и женщинами получено не было. Объясняется этот факт тем, что в процессе деловой дискуссии действуют негласные ожидания, в соответствии с которыми женщины должны уступать мужчинам лидерские позиции при обсуждении значимых для группы вопросов. Если этого не происходит, то не типичное поведение женщин вызывает неконтролируемые отрицательные невербальные реакции, как со стороны мужчин, так и со стороны женщин.  В таких реакциях находит отражение феномен недооценки женского лидерства.

Еще одна относительно слабая форма проявления гендерных предубеждения представлена вербальным выражением антипатии к представителям другого пола:сексистскиеанекдоты, высмеивающиемужские и женские качества личности и особенности поведения (анекдоты про блондинок, женщин-ученых, женщин-водителей автомобильного транспорта); высказывания, принижающие достоинства женщин или мужчин («Это не женского ума дело», «Женщинам (мужчинам) это не понять», «Это не мужское поведение»); тенденция интерпретировать мотивы поведения ошибочным образом («У вас, мужчин, - одно на уме», «Женщина никогда бы так не поступила»).

Третья форма гендерных предубеждений - это избегание группы, по отношению к которой имеются предубеждения. Эта форма предубеждения проявляется в виде различных форм женоненавистничества - мужененавистничества. Все еще имеют место ситуации категоричного непринятия женщин в некоторые мужские сообщества (например, предрассудок «Женщина на корабле - к несчастью»). Распространено искаженное восприятие и избегание женщин-феминисток (феминистки воспринимаются как некрасивые и несчастные в личной жизни женщины, которые ненавидят мужчин; от феминисток лучше держаться подальше).

Четвертая форма гендерных предрассудков относитсяк поведению с выраженной деструктивностью. Этоконкретные действия, приводящие к дискриминации членов группы. Данная форма предрассудков распространена в отношении тех женщин и мужчин, которые претендуют на места или уже работают в неполоспецифичных сферах профессиональной деятельности. Феномены «стеклянного потолка», «липкого пола», «стеклянных стен»  как проявление дискриминации в отношении  женщин многократно описаны в современной литературе. Примеры о различиях в зарплате мужчин и женщин, о существующем неравенстве их статусных позиций также хорошо известны.

Самая сильная по степени деструктивности поведения форма проявления предрассудков обусловлена агрессивными предубеждениями, которые проявляются в актах насилия. Распространенными проявлениями этой формы поведения являются изнасилования, физическое и психологическое насилие в семье, которому женщины подвергаются чаще, чем мужчины.

Важно подчеркнуть то, что действия каждого уровня облегчают переход к уровню более интенсивному, поэтому и необходима специальная работа с гендерными предубеждениями и предрассудками.

Гендерно компетентные мужчины и женщины, разделяющие основные эгалитарные взгляды и представления, свободны от гендерных предубеждений. Они не только не будут их демонстрировать в своем  поведении по отношению к другим людям, но также будут отличаться гендерной чувствительностью, т.е. способностью замечать и давать адекватную оценку проявлениям сексизма в поведении других людей.

Одним из путей и способов, направленных на предупреждение конфликтов гендерного содержания, может являться такое направление работы с разными группами населения, как формирование гендерной компетентности. Гендерная компетентность понимается, как способность человека как представителя определенного пола эффективно функционировать в сфере межгруппового и межличностного взаимодействия.  В состав гендерной компетентности входят: 1)знания о существующих ситуациях гендерного неравенства, факторах и условиях, их вызывающих; 2) умения замечать и адекватно оценивать ситуации гендерного неравенства в разных сферах жизнедеятельности;  3) способность не проявлять в своем  поведении гендерно дискриминационных практик; 4) способность разрешать свои гендерные проблемы и конфликты, если они возникают.

Формирование гендерной компетентности - это целенаправленная деятельность, в результате которой человек становится способным быть компетентным в ситуациях с выраженной гендерной составляющей. Другими словами - это движение по направлению от гендерной некомпетентности к компетентности, т.е. приобретению и освоению гендерных знаний, умений и способов гендерно корректного поведения.

Литература

  1. Батлер Д., Гэйс Ф.Л. Невербальные аффективные реакции в отношении лидеров-мужчин и женщин: последствия с точки зрения оценки лидерства// Общественное животное. Исследования/Под ред. Э. Аронсона. Т.2. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2003.с. 143-186.
  2. Берн Ш. Гендерная психология. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2001.
  3. Блок Дж. Влияние дифференцированной социализации на развитие личности мужчин и женщин//Практикум по социальной психологии/Под ред. Пайнс Э., Маслач К. СПб: «Питер», 2000. с.168-181.
  4. Бэм С. Линзы гендера: Трансформация взглядов на проблему неравенства полов / Пер. с англ. М.: «Российская политическая энциклопедия», 2004.
  5. Женщины в обществе: Реалии, проблемы, прогнозы. М.: Наука, 1991.
  6. Журавлев А. Л., Соснин В. А., Красников М. А. Социальная психология: Учебное пособие. М.: ФОРУМ: ИНФРА, 2006.
  7. Ожигова Л.Н. Психология гендерной идентичности личности. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2006.
  8. Словарь гендерных терминов/Под ред. А.А.Денисовой.М.: Информация -XXI век, 2002.

 


[1] Гендерный конфликт вызван противоречием между нормативными представлениями о чертах личности и особенностях поведения мужчин и женщин и невозможностью личности соответствовать этим представлениям-требованиям.

Опубликовано: Противоречия, конфликты, кризисы личности: субъектно-бытийный подход: матер. Всерос. науч.- практ. семинара. Краснодар: Кубанский гос. Ун-т, 2007 с. 30-44.